?

Log in

No account? Create an account
 
 
01 August 2014 @ 10:55 am
Нефтегазовые и околонефтегазовые новости. 1  
27 Май 2014 Российская торговля сырьевыми товарами http://iv-g.livejournal.com/1040639.html
14 Июнь 2014 World Commodities Map http://iv-g.livejournal.com/1048553.html
15 Июнь 2014 zerohedge.com: Иностранные нефтегазовые проекты в России к 2014 году http://iv-g.livejournal.com/1048600.html
19 Июнь 2014 Bloomberg: Россия лишится доступа к запасам нефти без технологий США http://iv-g.livejournal.com/1050920.html
29 Июнь 2014 ria.ru: Кто из европейцев меньше всего платит за газ. Инфографика http://iv-g.livejournal.com/1057075.html


http://www.businessinsider.com/cotd-europe-us-russia-2014-3

- - -
24 июля 2014
Как российские компании зависят от европейских инвесторов

Евросоюз может запретить инвесторам покупать облигации и акции всех российских банков, в которых доля госучастия превышает 50%. Об этом идет речь в документе, подготовленном Европейской комиссией и разосланном правительствам всех стран ЕС, сообщает Financial Times. Лидерам европейских стран необходимо единогласно одобрить предложения, чтобы они вступили в силу. Если это произойдет, то европейские санкции могут больно ударить по российским компаниям. РБК собрал шесть графиков, показывающих финансовую взаимозависимость России и Европы. Внешний долг российских компаний составляет около 650 млрд долл. Наиболее важно внешнее финансирование для частных компаний.














25 июля 2014 "Крупнейший в мире нефтяной трейдер Vitol рассматривает возможность ссудить "Роснефти" 2 млрд долларов в обмен на поставки очищенных нефтепродуктов в течение следующих пяти лет", - сообщает корреспондент The Independent. http://www.inopressa.ru/article/25Jul2014/independent/vitol.html

27 июля 2014 Банковская война против России: вероятность и последствия http://svpressa.ru/economy/article/93630/

Обратимся для этого к данным Банка России по международной инвестиционной позиции, которая отражает соотношение активов нерезидентов в российской экономике и российских активов за рубежом. В табл. 1-3 приведены самые свежие данные Банка России – по состоянию на 1 января 2014 года.







Анализ таблиц 1-3 с точки зрения оценки наших возможностей противостоять масштабной экономической войне, развязанной Западом против России, показывает следующее.
1. В случае ведения экономической войны «на полное уничтожение» Россия может понести большие потери, чем наш противник. Чистые потери могут составить 288 млрд. долл. (разница между объемом активов нерезидентов в России и объемом российских активов за рубежом).
2. Вместе с тем, следует учесть структуру внешних обязательств и внешних активов Российской Федерации. Во внешних обязательствах РФ (т.е. активах нерезидентов в российской экономике) явно преобладают долгосрочные обязательства (86,7%). В то же время в зарубежных активах РФ преобладают краткосрочные активы (71,0%). Такая структура выгодна России, так как «свернуть» краткосрочные активы намного проще и быстрее, чем активы долгосрочные. Впрочем, эта особенность структуры активов может рассматриваться как преимущество лишь накануне начала большой экономической войны. После начала такой войны противник может заморозить все наши активы за рубежом, включая краткосрочные. Если бы нам удалось вывести из-за границы более 700 млрд. долл. наших краткосрочных инвестиций, то Запад оказался бы в крайне проигрышном положении (чистая инвестиционная позиция РФ по долгосрочным активам составляла на начало года плюс 341 млрд. долл.).
3. Главную роль в формировании международной инвестиционной позиции играет банковский сектор. На банковский сектор в широком определении (банки + Центральный банк) приходится 31,5% всех активов нерезидентов в российской экономике. Доля банковского сектора в широком определении в зарубежных активах РФ составляет 71,7%. Чистая инвестиционная позиция банковского сектора в широком определении составляет минус 494 млрд. долл., что почти в 1,8 раза превышает чистую инвестиционную позицию всей Российской Федерации. Противник может нанести удар именно по зарубежным активам банковского сектора в широком определении, не получив адекватного ответа от Российской Федерации. Удар может выразиться в следующих действиях:
а) замораживание, арест и/или блокирование международных резервов ЦБ РФ;
б) замораживание или арест зарубежных депозитов и счетов российских банков;
в) отказ (запрет со стороны властей западных стран) погашать займы и кредиты российских банков;
г) конфискация или арест долей российских банков в капиталах зарубежных компаний и банков.
4. Из сказанного выше следует, что роль банковского сектора в экономической войне трудно переоценить. Для банковского сектора необходима программа подготовки к такой войне. Ситуация для банковского сектора РФ не является безнадежно плохой, поскольку во внешних активах российских банков на краткосрочные активы приходится без малого половина. Такие активы при правильно выстроенной политике можно было бы «свернуть». В то же время в структуре иностранных активов в банковском секторе экономики преобладают долгосрочные активы (72,0%). Это преимущественно долгосрочные банковские депозиты. Такие активы из России быстро вывести нельзя. Или же вывод сопряжен с большими потерями. По долгосрочным активам банковского сектора преимущество в экономической войне на стороне России, т.е. потенциальные потери иностранных банков могут превысить потери российских банков.
5. В упомянутой выше банковской программе подготовки к экономической войне важная роль должна отводиться Банку России. Во-первых, потому, что он весомо участвует в формировании международной инвестиционной позиции РФ (почти половина зарубежных активов России – международные резервы ЦБ). Во-вторых, потому, что он является регулятором банковского сектора. Мы уже отметили, что в зарубежных активах российских банков высока доля краткосрочных активов. В международных резервах Банка России имеются как краткосрочные, так и долгосрочные активы. По нашим оценкам, примерно в пропорции 50:50. Сам ЦБ такой группировки на своем сайте не представляет. В любом случае, по нашим оценкам, упомянутая выше программа могла бы обеспечить оперативный вывод из-под удара не менее 350-400 млрд. долл. наших активов за рубежом. За это же время иностранные банки успели бы вывести из-под удара своих российских активов на сумму 60 млрд. долл. После таких «эвакуационных» операций с обеих сторон соотношение сил сложилось бы в пользу Российской Федерации. Не только в рамках международной инвестиционной позиции банковского сектора РФ, но также в рамках всей международной инвестиционной позиции Российской Федерации.
Некоторые дополнительные соображения

Приведенный анализ дополним двумя моментами.
Первый момент касается оценки величины российских активов за рубежом. В свое время мы делали оценки реальных масштабов зарубежных активов российских банков, предприятий и физических лиц с учетом нелегального вывоза капитал, которые сильно отличались от официальных данных (см.: Катасонов В.Ю. Бегство капитала из России. – М.: Анкил, 2002). На начало прошлого десятилетия, по нашим оценкам, реальные объемы зарубежных активов России (без международных резервов) были в 2 – 2,5 раза выше официальных оценок Банка России. Каковы реальные масштабы зарубежных активов на сегодняшний день, ответить трудно. Те цифры, которые приводит Банк России, по нашему мнению, являются достаточно серьезно заниженными, поскольку (несмотря на полную валютную либерализацию трансграничного движения капитала) нелегальный вывоз капитала из России сохраняется. Он уходит преимущественно в оффшоры. Очевидно, что с учетом этого момента последствия банковской (да и экономической) войны для России могут быть более тяжелыми, чем это вытекает из выводов предыдущего раздела. Впрочем, с нашей точки зрения, денежные активы, выведенные из России в оффшоры, для нас в любом случае - почти «отрезанный ломоть» (даже если бы не было экономической войны).
Второй момент. Нас в расчетах, прежде всего, интересует та часть активов, которая связана со странами Запада. Часть активов, вероятно, не будет задействована в экономической войне, но не очень значительная. По нашим оценкам, примерно 90% зарубежных активов РФ приходится на страны Запада и территории, находящиеся под контролем Запада (оффшоры). Примерно те же 90% иностранных активов в РФ представлены странами Запада и подконтрольными ему территориями. Можно предположить, что более тонкий анализ с учетом лишь тех активов, которые имеют отношение к странам Запада, не изменил бы существенно общей пропорции между нашими активами за рубежом и их активами в России.

Обратимся к информации Банка России, касающейся географической структуры распределения ликвидных активов российских банков за рубежом (табл. 4). По состоянию на 1 января 2013 года объем таких активов составил 104,6 млрд. долл. Почти 93% из них пришлось на дальнее зарубежье.



Наибольшая часть самых ликвидных зарубежных активов российских банков (депозиты, кредиты, корсчета, наличная валюта) приходится не на США, как многие считают, а на Великобританию. Там наших банковских активов в два раза больше, чем в США. Лондон в плане санкций всегда идет в одной связке с Вашингтоном. В случае принятия решения Вашингтоном о замораживании зарубежных активов российских банков можно ожидать, что сразу же будет заморожено около 40% всех зарубежных активов (26,4% - Великобритания, 13,6% - США). А 80% зарубежных активов российских банков сосредоточено в США, Великобритании и еще шести странах (Германия, Кипр, Голландия, Швейцария, Франция, Италия), финансово-банковские системы которых находятся под контролем Вашингтона.
Также нелишне обратить внимание на географическую структуру распределения международных резервов Российской Федерации. Привожу самые последние данные Банка России (на 30.09.2013, % к итогу): Франция – 32,0; США – 30,8; Германия – 19,1; Великобритания – 9,2; Канада – 3,0; международные организации – 1,7; прочие – 13,4. Для сравнения приведу данные о географической структуре международных резервов РФ на середину 2006 года (% к итогу): США – 29,4; Германия – 21,1; Великобритания – 13,9; Франция – 11,4; Швейцария – 8,6; Нидерланды – 4,9. Можно заметить, что за 2006-2013 гг. доля Соединенных Штатов в международных резервах России осталась без изменения. Произошло лишь перераспределение долей других ведущих стран Запада. Неожиданно на первый план вышла Франция, а такие страны, как Швейцария и Нидерланды ушли на третий план. Как бы там ни было, но практически все международные резервы РФ размещаются в тех странах, которые находятся под жестким контролем Вашингтона. Франция, в которой на сегодняшний день размещена почти 1/3 всех международных резервов РФ исключения в этом плане не представляет.
Автор - Валентин Катасонов, проф., д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова


27 июля 2014 "Газпром бурение" осталась без контрактов с Halliburton из-за санкций http://top.rbc.ru/economics/27/07/2014/939204.shtml

18 мая в офис компании «Газпром бурение» пришло письмо из московского офиса Halliburton. В нем американская компания извещала о «приостановке отношений» с российским заказчиком (РБК ознакомился с текстом письма). Это первый случай, когда из-за санкций российским нефтяникам и сервисным компаниям ограничивают доступ к зарубежным технологиям. Если Евросоюз на этой неделе введет технологические санкции в отношении России, за три года добыча нефти упадет минимум на 26 млн т в год (5% годовой добычи). Без зарубежных партнеров не получается наращивать отдачу «сложных» месторождений и невозможна работа на шельфе.

Американские связи

Руководство Halliburton приостановило отношения и договоры между компаниями из-за того, что Аркадий Ротенберг (ему принадлежит 100% акций «Газпром бурение») был включен в санкционный список, подготовленный Министерством финансов США в мае этого года. «Запрет касается любых коммерческих отношений, сделок (продажа товаров, услуг и т.д.) с любыми юридическими лицами, которые прямо или косвенно связаны с Ротенбергом. 17 мая 2014 года нами было получено поручение из главного офиса с требованием соответствия», — говорится в письме Halliburton.

Информацию о том, что американская компания прекратила сотрудничество с «Газпром бурение», РБК подтвердил источник, близкий к компании. Получить комментарий представителя Halliburton РБК не удалось.

Среди заказчиков американской компании все крупные нефтяные и газовые структуры: «Газпром», «Газпром нефть», «Роснефть», ЛУКОЙЛ и другие, говорится на сайте Halliburton. Например, в августе 2013 года Halliburton заключила соглашение о совместной разработке месторождений с трудноизвлекаемыми запасами с компанией «Газпром нефть». Ее задача — к 2020 году довести добычу до 100 млн т нефтяного эквивалента, заявлял первый заместитель генерального директора «Газпром нефти» Вадим Яковлев. По его словам, более половины нефти будет добываться с применением инновационных технологий. В настоящее время «Газпром нефть» продолжает сотрудничество с Halliburton, сказал РБК представитель «Газпром нефти».

В ЛУКОЙЛе и «Газпроме» не ответили на запрос

Представитель «Роснефти» отказался от комментариев. Однако в пятницу в ходе конференц-колла для инвесторов по этой теме высказался первый вице-президент «Роснефти», курирующий вопросы добычи, Эрик Лирон. «Для разработки месторождений с трудноизвлекаемыми запасами в Западной Сибири «Роснефть» использует американские технологии, которые позволяют сократить время освоения месторождения почти вдвое», — заявил он.

Также в пятницу нефтяная компания распространила заявление ее президента Игоря Сечина в отчете за первое полугодие. «Вместе с нашими партнерами — ведущими нефтяными компаниями мира — мы работаем над планом минимизации последствий включения «Роснефти» в санкционные списки», — заявил Сечин. Американский партнер компании — ExxonMobil также изучает эффект санкций. «Мы в процессе оценки воздействия санкций», — ответил РБК по электронной почте представитель ExxonMobil. От дальнейших комментариев он отказался.

Запрет на технику

На этой неделе Евросоюз может ввести запрет на экспорт в Россию высокотехнологичной продукции для энергетической промышленности. В случае введения этих мер больше всего пострадают «Газпром» и «Роснефть», которым необходимы западные технологии для добычи на арктическом шельфе. Под угрозой окажутся проекты по разработке трудноизвлекаемых запасов и сланцевой нефти, предупреждают эксперты.

В этом случае суммарная добыча нефти может снизиться на 5–10%, или на 26–52 млн т в год, подсчитал исполнительный директор кластера энергоэффективных технологий фонда «Сколково» Николай Грачев.

По данным Минэнерго и Минпромторга, 25% оборудования, используемого в нефтегазовой отрасли, приобретается российскими компаниями за рубежом. Еврокомиссия, по данным The Financial Times, может ограничить его экспорт в рамках запрета на поставку в Россию «особо важных технологий». По подсчетам FT, европейские производители и поставщики потеряют от запрета не более 150 млн евро в год. Россия ощутит негативные последствия от санкций по прошествии нескольких лет.

Видимо, об этом говорил министр энергетики Александр Новак 4 июня на президентской комиссии по ТЭК. «Особого внимания требует решение проблемы импортозамещения, так как в настоящее время в целом ряде сегментов российский ТЭК сильно зависит от иностранных технологий, оборудования, комплектующих и материалов», — предупреждал собравшихся министр.

Особо Новак отметил отсутствие в стране равноценных аналогов оборудования для работы на месторождениях с трудноизвлекаемыми запасами. Без участия иностранных нефтесервисных компаний возникнут проблемы при работе с трудноизвлекаемыми запасами, высокотехнологичными скважинами (горизонтальное бурение), при добыче сланцевой нефти. В этих сегментах доля иностранных технологий превышает 80–90%, приводит экспертную оценку Грачев.

В зоне риска оказывается не только добыча, но и разведка новых месторождений. Здесь проблемы возникнут после 2018 года. Исполнительный вице-президент геологоразведочной компании IGSS Денис Чередниченко говорит, что почувствуют проблемы примерно через пять лет, когда имеющееся оборудование придет в негодность. «Для сейсмики запрет на экспорт в Россию технологий — это плохо, — говорит он. — Аналогов импортному оборудованию у нас нет, а моментально наладить его производство не получится, тем более что инвестиции в геологоразведку сейчас крайне малы — нет спроса потребителей».

«В краткосрочной перспективе негативного влияния на отрасль запрет на экспорт технологий (США и ЕС. — РБК) не окажет», — заявил сотрудник пресс-службы Министерства энергетики. Но в среднесрочной перспективе потери будут заметными. Запасы углеводородов, которых Россия не сможет «распечатать» в результате очередной волны санкций, оцениваются в 8,2 трлн долл., подсчитали эксперты Bloomberg. Более всего Россия зависит от поставок современного оборудования для бурения горизонтальных скважин, а также внедрения технологий гидроразрыва пласта.

Импортозамещение в Китае

Если Еврокомиссия введет технологические санкции, а США будут последовательны в изоляции сотрудничества с Россией, единственным выходом станет покупка оборудования в Китае, отмечает Чередниченко. Многие нефтесервисные компании уже сейчас используют оборудование из Китая, говорит председатель совета директоров «РУ-Энерджи Групп» Азад Бабаев. «Оно ни в чем не уступает американским аналогам, а по цене гораздо выгоднее», — утверждает он.

«Это может стать стимулом к поддержанию программ по импортозамещению. И это слово на напряженном геополитическом фоне может наконец то приобрести свое значение и перестать быть пустым звуком для профильных чиновников и госкорпораций», — говорит бизнесмен из нефтесервиса. Примерная годовая выручка Halliburton в России — 0,5 млрд долл. Аналогичный показатель у Baker Hughes. Schlumberger зарабатывает здесь примерно 3 млрд долл., Weatherford часть активов (предприятия по бурению и ТКРС) в России и Венесуэле — около 1 млрд долл. Часть бюджетов Halliburton достанется ее российским конкурентам, часть — поделят американские.

Часть подрядчиков из США начали загодя готовить запасные варианты для работы в России. Schlumberger в этом году открыли московский научно-исследовательский центр «Шлюмберже». Минэнерго намерено оказывать поддержку компаниям по расширению деятельности в России, говорит сотрудник Минэнерго.

По словам аналитика Sberbank CIB Валерия Нестерова, влияние новых санкций в сфере российской нефтегазовой отрасли зависит от широты и продолжительности их действия. «Сама Европа не заинтересована в ограничении поставок энергоносителей из России. Это касается и нефти, и газа. Поэтому когда в результате санкций объемы добычи углеводородов в России уменьшатся, прежде всего пострадает европейский потребитель», — заключил аналитик.

Нефтяники комментировать возможные санкции ЕС отказались, сославшись на то, что документ Еврокомиссии еще не утвержден. В «Газпроме», ЛУКОЙЛе, «Башнефти» и «Газпром нефти» отказались от комментариев. «Роснефть» не смогла оперативно предоставить комментарий.

Справка:

В одной лодке с «Роснефтью»

Для разработки шельфовых проектов «Роснефть» привлекла экспертизу ExxonMobil, Eni, Statoil.

Совместно с ExxonMobil во второй половине 2014 года компания намерена начать бурение горизонтальных скважин на месторождении Баженовской свиты, говорится в материалах презентации компании по итогам отчета по МСФО за первый квартал.

В сфере трейдинга у «Роснефти» заключен контракт с BP Oil Int. о поставках нефтепродуктов до 12 млн т в течение пяти лет с возможностью замещения нефтью на условиях предоплаты в 2 млрд долл.

Действует контракт с венесуэльской PDVSA о покупке 66,5 млн барр. нефти и нефтепродуктов на условиях предоплаты (2 млрд долл.).

Во втором полугодии «Роснефть» планирует продлевать контракты с Maersk, CMA CGM, а также заключать договоры с Sakhalin Energy, Hyundai, NYK (Япония, судоходная компания), K-Line (Америка, трейдинговая компания), MOL (Венгрия, нефтегазовая компания), Evergreen (Тайвань, судоходная и транспортная компания) на Дальнем Востоке.

Тринадцать лет Halliburton в России

Halliburton работает в России с 1991 года. Специализируется на обслуживании месторождений в Западной Сибири. Среди ее заказчиков — крупнейшие российские компании: «Газпром», «Газпром нефть», «Роснефть» и ЛУКОЙЛ. Компания производит оборудование для бурения, проводит обслуживание трубопроводов, резервуарных парков, занимается разработкой IT-программ для оптимизации добычи.

В России у нее развернуты производства в восьми регионах. Самая крупная база компании находится в Нижневартовске. Генеральный директор российского филиала — Константин Шилин, офис — в Москве. Штат в России — около 2500 человек.