?

Log in

No account? Create an account
 
 
06 October 2014 @ 09:00 am
argumenti.ru: Глубинные тайны нефтянки  
Нефть в России своя, но мозги и машины в нефтянке всё чаще импортные

Борьба за вышки
Нефтегазовые компании крепко подсели на импортную технику, основным донором стал Китай. Персонал на скважинах вместо примелькавшихся за полвека значков Уралмаша и Волгоградского завода буровой техники всё чаще видит на оборудовании надписи вроде «Хонгхуа» и «Хебей Хайхуа». Порой среди новых поставок с большой земли попадаются американские «Арамы» и французские «Серцели». Но Уралмашей всё меньше.

По данным Минпрома, доля иностранного оборудования в целом по нефтянке достигает 25–30%, в шельфовой добыче – 100%. В газовой добыче ещё больше. Вроде бы отечественной технике достались внушительные три четверти. На деле в статистику попали старые машины и буровые вышки советских времён, отработавшие по 30–40 лет. Среди новой техники доля российского оборудования менее 20%.

Обычно жалобы на засилье импорта на месторождениях слушают вполуха. Пока не узнают, сколько стоит ключевой инструмент нефтедобычи – буровая установка. При разведке крупных запасов нефти приходится забираться на глубину от 1 до 6 км, в последние годы средняя длина новых скважин растёт, в 2013 г. достигла трёх километров. Бурить на таких глубинах немногим проще, чем оправлять экспедиции в космос. Скважины давно не ведут линейно вниз. Технологии давно вышли на другой уровень, пласты научились соединять километрами горизонтальных петлевых узлов и каналов.

Чтобы выполнить такое сложное бурение, требуется техника космического уровня. К тому же всё более сложная. Добыча нефти в РФ постепенно уходит на глубину, где температура породы достигает 150–250 градусов. Чтобы пробиться на километры вниз, требуется буровой комплекс весом в несколько сотен тонн с вышкой на 50–70 м, несколькими силовыми установками на 1 тыс. лошадей каждая, сложной системой охлаждения, множеством сверхмощных насосов и т.д.

Цена такой платформы – от 500 млн. до 1 млрд. рублей. Почти как у пассажирского самолёта. Установки для морского бурения во много раз дороже. Сейчас в России около 2 тыс. буровых, в рабочем состоянии – 1,5 тысячи. Более половины давно требуют замены. Вдобавок чтобы предотвратить грядущий спад добычи, нужно резко расширять разведку. Для этого понадобится не менее тысячи новых установок. В довершение в ближайшие 7–10 лет нужно построить несколько десятков морских буровых платформ.

Выходит, только на обновление техники в ближайшие годы нефтянка потратит не менее 1,5 трлн. рублей. Если не изменить ситуацию, на долю российского оборудования придётся ничтожная часть заказов. Уралмаш выпускает 25–30 буровых установок в год, Волгоградский завод – 12–15. Самых сложных и дорогих сверхтяжёлых буровых на 900 т и больше российские заводы не делают. В результате могут упустить триллионный пирог, поскольку нужны тысячи новых установок. На нашем рынке нефтедобычи давно толкаются локтями два десятка зарубежных производителей. Перевес за Китаем: 70% бурового импорта поставляют четыре компании из этой страны. Как правило, это копии западной техники.

Технологиясудного дня
Вторая проблема: бурение и разведку всё чаще перекладывают на западных подрядчиков. Это самые сложные и наиболее дорогие операции. Тут правят бал компании «Шлюмберже» и «Халлибартон», обе со штаб-квартирами в Хьюстоне, США. Основными клиентами выступают Газпром-нефть, ЛУКОЙЛ и Роснефть. Эта тройка сильнее всего зависит от иностранных технологий. За бурение каждой скважины западные подрядчики получают от 100 до 500 млн. рублей. Для справки: в 2013 г. в России пробурено 6,5 тыс. новых нефтяных скважин.

Оправдание привычное, мол, у российских компаний нет аналогичных технологий. Это в стране, у которой с XIX века была самая передовая в мире нефтяная промышленность. По мнению специалистов, первая нефтяная скважина в истории пробурена в России. Это случилось в 1848 году. В 1950 гг. в СССР впервые появилась технология кустового бурения. Суть: чтобы не ставить множество вышек, вниз ведут десятки наклонных стволов от одной точки. Многозабойная технология, когда один ствол на глубине расходится на множество, тоже впервые освоена в нашей стране. Для этого советская промышленность создала передовые наклонные турбобуры и роторы. Наконец, пресловутая технология гидроразрыва пласта. Именно за неё западные подрядчики получают самые крупные суммы. При этом гидроразрыв в СССР впервые применили в 1952 году.

Правда, с этой технологией не всё ладно. Суть: в пласт под огромным давлением закачиваются тысячи тонн воды с песком. Она разрывает породу, образуются трещины, в которые проникает нефть. Это позволяет резко нарастить моментальную отдачу скважины, но в долгосрочном плане запросто может угробить месторождение. Многие эксперты считают гидроразрыв технологией для временщиков. Из месторождения как можно быстрее выжимается сколько выйдет, дальше трава не расти. Это как нельзя лучше характеризует политику крупнейших российских нефтяных компаний последних лет. Не зря разрыв схоже звучит со словом «урвать».

Особенно интенсивно эту технологию «последнего дня» применяют на старых месторождениях Западной Сибири, которые разрабатывают с 1970 годов. Например, практически полностью взорван Самотлор – крупнейшая нефтяная жила России. Тут характерна политика компании ТНК-BP. Несколько лет назад она столкнулась с резким падением добычи на Самотлоре. Недолго думая, разорвала три сотни скважин. Дешёвые остатки быстро дожали, после чего ТНК-ВР дорого продала бизнес Роснефти. В результате госкомпания попала в ловушку: чтобы продолжать хоть какую-то добычу на Самотлоре, ей придётся дальше разрывать скважины. Во-первых, процесс не бесконечный, обычно месторождение умирает после третьей-четвёртой массированной закачки. Во-вторых, Роснефть вынуждена платить западным подрядчикам, владеющим технологиями гидроразрыва, которые использовала ТНК-ВР.

Черта двадцатого года
Что в результате? Если дела в нефтянке пойдут на спад, удар будет серьёзный и придётся по всем. Зависимость экономики от чёрного золота разрослась до таких масштабов, что вся остальная, несырьевая, часть похожа на тонкую кожуру на громадном нефтяном пузыре.

Вот данные госказначейства. В 2013 г. федеральный бюджет собрал 13 трлн. рублей. Из них пошлины на экспорт нефти принесли 2,33 трлн. руб., сборы с бензина и прочих нефтепродуктов добавили ещё 1,2 триллиона. Для сравнения: от экспорта газа государство получило 479 млрд. рублей. Дополнительные 2,19 трлн. руб. дал налог на добычу нефти (с газа вышло в семь раз меньше). В общей сложности от нефтянки бюджету в прошлом году накапало 5,7 трлн. рублей. Выходит, практически каждый второй рубль у государства – нефтяного происхождения (от газа каждый шестнадцатый).

Загвоздка вот в чём. В 2013 г. в России добыли 523 млн. т нефти. Вроде рекордный показатель за весь постсоветский период. Только новые скважины, введённые в строй не более 5 лет назад, дали лишь 37 млн. т нефти. Это 7% добычи. Рост идёт в основном за счёт раскупоривания запасов. По данным Минэнерго, в стране 160 тыс. нефтяных скважин. Только на Самотлоре, давшем стране 2,3 млрд. т нефти, пробурили 16,7 тыс. скважин. Из 160 тыс. скважин 17,8 тыс. законсервированы до поры до времени. Для сравнения: в 2000 г. в резерве было 28 тыс. скважин, в 2011 г. – 25 тысяч. Тенденция очевидна.

«При нынешних ничтожных объёмах поисково-разведочного бурения, при хищническом использовании месторождений олигархатом, когда коэффициент извлечения нефти 30% вместо принятых 60–65%, запасы сырья в основных нефтяных регионах, Волго-Уральском и Западно-Сибирском, истощаются на глазах. Хватит на 9–10 лет. Может быть, потому у партии власти все программы-манилки для электората заканчиваются в 2020 году? Посидеть ещё десять лет на трубе, пока она тёплая от пульсирующего сока земли, а там спрыгнуть», – говорит эксперт по нефтедобыче М. Полторанин.
http://argumenti.ru/economics/n454/364329
 
 
 
Ardel'Fiardelfi on October 6th, 2014 05:35 am (UTC)
Я имел ввиду и экономику, но без политики ("у партии власти все программы-манилки для электората заканчиваются в 2020 году").

Видел график, может даже у вас в журнале, где сложены прогнозы по основным месторождениям РФ на разных стадиях разработки. Там вроде был показан выход на небольшое плато около 2020, и потом длительный медленный спад порядка 4~5% в год.
iv_g on October 6th, 2014 05:45 am (UTC)
Все может быть, надо смотреть детально, тщательно изучив предположения, сделанные для прогнозов.

Вот что писал ЛУКОЙЛ в прошлом году

http://iv-g.livejournal.com/916913.html

Вот что писали "Ведомости" в 2010





http://iv-g.livejournal.com/336699.html

Но скорее всего пик будет раньше, т.к. все прогнозы писались до санкций в надежде на доступ к иностранному рынку дешевого капитала.


Ardel'Fiardelfi on October 6th, 2014 06:22 am (UTC)
Ясно. По сумме информации пик может быть пройден в любой момент, о чём станет известно лишь годом позже.
iv_g on October 6th, 2014 06:36 am (UTC)
Современный уровень добычи нефти в России можно поддерживать только при больших объемах бурения и инвестиций. И с последними в этом году и в следующем будет очень не просто.
zaphrailzaphrail on October 6th, 2014 08:58 am (UTC)
важен не столько сам пик, сколько неуклонный рост себестоимости маржинального барреля нефти: доходность новых проектов падает и будет падать и дальше, вне зависимости от чего бы то ни было. Из этого вытекает столь же безусловное падение совокупных нефтедоходов страны в целом и бюджета в частности. А уж в какой при этом момент будет пройден пик физической добычи - совершенно не принципиально (можно, вложив крупные суммы, задержать наступление пика за счет сверхдорогих проектов а ля арктический шельф - это даст физический объем нефти, но не даст особых доходов, там можно и в минус уйти)

Edited at 2014-10-06 09:00 am (UTC)
Lex_Divinalex_divina on October 6th, 2014 01:42 pm (UTC)
Ага. А дефицит бюджета Пенсионного фонда растёт и растёт, а население страны всё стареет и стареет, а соотношение числа работающих к числу пенсионеров всё ухудшается и ухудшается.
Lex_Divinalex_divina on October 6th, 2014 01:38 pm (UTC)
Пик российской нефти задолго до 2020 года понемногу начинают ожидать и на официальном уровне.

В Минэнерго считают, что снижение добычи нефти в России начнется с 2016 года.

Оно и логично — крупных (то есть достаточных для компенсации выпадающей добычи старых) месторождений в последние три года в строй не вводилось. Были большие планы на период 2014-2016 гг., но теперь из-за санкций процесс явно окажется размазан во времени, а пик добычи окажется пройден раньше запланированного (хотя и спуск с него окажется более пологим). Видимо, эти риски и учтены в прогнозе Минэнерго.
russ_79russ_79 on October 8th, 2014 04:44 pm (UTC)
ну, не всё так плохо.

нашли же недавно в Астраханской области месторождение "Великое".
сулят там 300 млн тонн нефти и 90 млрд куб.м. газа.

оттянут пик на год-два. )
iv_g on October 8th, 2014 05:02 pm (UTC)
О месторождении http://iv-g.livejournal.com/1036504.html
о категориях ресурсов http://www.neftepro.ru/publ/15-1-0-22

С2 очень гадательная категория, даже не с1
russ_79russ_79 on October 8th, 2014 06:00 pm (UTC)
благодарю. )