?

Log in

No account? Create an account
 
 
13 October 2014 @ 09:00 am
burckina-faso: Доля иностранного капитала в промышленности России  
Если с переходом собственности в частные руки все в принципе ясно, т.к. государственной и муниципальной собственности на 2009 год осталось в России всего 8,2% (то есть делить уже особо нечего), то с процессом перехода собственности из российской юрисдикции в иностранную все еще впереди. А пока зафиксируем долю иностранного капитала в промышленности России. Точнее в ее остатках. Вот она на графике:



Три последних столбика показывают общую долю по отраслям промышленности.
Как получены были эти данные описывается тут.
Картинка вышла характерная. Из нее видно, что в те отрасли, которые были определены на убой иностранный капитал не идет, а это авиапром, легкая промышленность и станкостроение. Другое дело отрасли, определяющие суть "великой" транзитно-сырьевой державы РФ, там иностранные капитал активно выкупает и инвестирует в российские активы.

http://burckina-faso.livejournal.com/797233.html
 
 
 
Ardel'Fiardelfi on October 13th, 2014 04:02 am (UTC)
Вопрос непростой. По моим наблюдениям, структура собственности имеет второстепенное значение (и ниже по старшинству), чем структура финансирования. Например, типичное новое добывающее предприятие имеет структуру собственности со списком имён и названий, но пока это предприятие не профинансировано, оно ещё не "предприятие". Само решение о финансировании, и как следствие о снятии кавычек, принимают вовсе не собственники -- они сидят в прихожей и ждут этого решения. После его принятия есть два варианта: преобладающий -- предприятия получает большой кредит и начинает работать, но в случае банкротства у кредитора старшинство при ликвидации активов, то есть "собственники" находятся последними в очереди на свою "собственность". Кроме кредиторов есть ещё интересы юрисдикции, в которой предприятие находится, и которая также решает быть предприятию или не быть, и на каких условиях. Мне неизвестны подобные тонкости в российской юрисдикции, но врядли они сильно отличаются от "мировой практики" в либеральную (точнее либертарианскую) сторону. Любое предприятие, имеющее долги, находится под контролем кредиторов; и любое предприятие в сильной юрисдикции находится под контролем этой юрисдикции. Кто собственник -- практически неважно, за исключением контролирующего собственника, который и занимает почётное место в прихожей, а миноритарии ждут решений в саду или ещё дальше. Второй вариант -- это либо конвертируемый (в акции) долг, либо акции, либо какие-то комбинации, что разбавляет существующую структуру собственников. Кроме того, в любом случае это форма кредита, и кто является кредитором может быть неизвестно -- они упакованы в фонды, трасты и прочие непрозрачные оболочки.

Также, если рассмотреть структуру собственности типичного среднего добывающего предприятия, там первые строчки занимают сущности такого формата: XYZ BANK NOMINEES. Это значит что банк выступает посредником между своими клиентами, являющими собственниками, и предприятием. Под каким флагом те клиенты -- банк не раскрывает. Поэтому если некий гражданин РФ Васисуалий Пупкин владеет 51% акций предприятия "ОАО Медная гора", пользуясь для этого услугами банка JP Morgan Chase, формально владельцем является иностранныый банк, а на самом деле -- Васисуалий из РФ. Чтобы распутать паутину собственности, нужно иметь информацию, которая врядли легко доступна.

Edited at 2014-10-13 04:05 am (UTC)