?

Log in

No account? Create an account
 
 
27 February 2015 @ 12:20 pm
К прогнозам цен на нефть  
13.01.2015

Свою новую книгу, претендующую на роль «Капитала» Карла Маркса, презентовал в середине декабря в редакции «БИЗНЕС Online» известный экономист Олег Григорьев — один из создателей теории нынешнего экономического кризиса, в прошлом начальник отдела экономического управления администрации президента РФ. Текст беседы, который мы публикуем сегодня, содержит глубоко обоснованные и при этом самые неожиданные выводы о том, что ждет российскую и мировую экономику в ближайшие месяцы и годы.

— Скажите, что сейчас происходит в России? Ваш диагноз? Как мы докатились до такой жизни? «Тучные годы» — и вдруг такой облом.
— «Тучные годы» были у нас, потому что американцы печатали доллары, потому что была низкая ставка, был высокий коэффициент мультипликации. Опять же росли цены на нефть. Давайте понимать, что мнение о том, что американцы печатали доллар и ввергли мир в кризис, а у нас тут была автономная тихая гавань, это бессмыслица. Все взаимосвязано.
Вот вспомним азиатский кризис 1997 - 1998 годов...

— Говорят, что американцы туда «сбросили» свой кризис?
— Что значит «сбросили» туда? Когда мы понимаем, что управляет мировой экономикой, нам все легко понять. Кто тогда был министром финансов США? Лоуренс Саммерс. Какая у него была идея фикс? Высокий дефицит бюджета — это плохо, Америка должна бороться с высоким дефицитом бюджета, а лучше даже расплачиваться по долгам. И вот Америка начинает сокращать дефицит бюджета, более того, два года даже сокращался уровень американского госдолга. «Правильная» политика, которую все прописывают. Но при этом долларов в мировую экономику поступает меньше, и там где-то происходит азиатский кризис, который потихоньку обошел весь периферийный мир. Вроде бы не совсем понятно почему. Я прошу вас обращать внимание на такие вещи, они все взаимосвязаны.
А потом уже начались «тучные годы» и так далее. Но что в 2008 году всем нам сильно помогло? Программа Полсона, более 1,2 триллиона долларов государственных расходов. Другие страны там тоже старались, тот же Китай. Но Китай с тех самых пор тянет за собой шлейф плохих долгов. Если бы американцы продолжали, то долги могли стать хорошими, но американцы прекратили вбрасывать деньги, и долги становятся плохими, все хуже и хуже.
Когда американцы перестали вбрасывать доллары, мы тоже попали под раздачу, у нас тоже все стало замедляться. Кто-то кричал: «Вот надо что-то предпринять!» Но я повторяю, что должен быть драйвер. У нас гигантские запасы роста эффективности, но они таятся в устройстве государственного аппарата, который совершенно не ориентирован на то, чтобы что-либо эффективно делать. Это отдельная тема. Если идет поток денег, то неэффективно, но он работает. Прекратился поток, он перестает работать.

— Так что случилось в этом году?
— Давайте разберем по порядку. Первое: финансовые санкции. Да, они достаточно болезненные, в первую очередь ограничение доступа к западным рынкам капитала. Причем надо понимать, что есть объявленные санкции, есть скрытые санкции. С одной стороны, есть прямой запрет на доступ, но это для немногих — 5 - 6 крупнейшим банкам. Но с самого начала возник страновой риск, это плюс 1 - 2 процента к стоимости долгов, то есть рефинансирование стало дороже для всех.
— Почему мы не можем перекредитоваться в Китае? У них огромное количество долларов, девать их некуда.
— Из Китая уже некоторое время идет отток капитала, Китаю самому не хватает долларов.

— В общем, финансироваться нам негде?
— На самом деле, ситуация чисто по санкциям не сильно опасная, расчеты были и есть, их достаточно быстро провели. Собственно сами санкции нам стоили бы 40 - 42 рублей за доллар при нормальной цене на нефть. Но тут надо сразу сказать, что отвратительно повели себя две наши барышни в Центральном Банке.

— Что в этих условиях ждет российский бюджет? Компенсирует ли девальвация падение цен на нефть?
— Центробанк летом считал как вариант 60 долларов за баррель. Я видел эти расчеты, делались они так: мы не верим, что цена будет 60 - 70 долларов, но для интереса нужно всем показать эту цифру. Поэтому расчеты делались крайне неаккуратно, на коленке. Это были фейковые расчеты, в них никто не верил. Толком никто не считал, ни ЦБ, ни аналитики, расчета не было. Все руководствовались анекдотом: «Встретились Путин, рубль и баррель нефти. И всем около 60». Никто толком не считал, только сейчас начали, я думаю, только к Новому году пересчитают.
Сейчас начнут работать «ножницы Кудрина». У нас все расчеты по бюджету идут, обратите внимание, без учета этих «ножниц». Экспортная пошлина будет снижаться. Все говорят: «Доходы от нефти в бюджет будут те же самые, только по большему курсу пересчитываться». А то что у вас с 6-месячным лагом контрактная цена на газ падает? И там все то же самое происходит, этого никто не видит.

— А ниже себестоимости добычи не упадет?
— Не упадет, себестоимость сейчас около 15 долларов. Цена падала и ниже себестоимости, все равно же торговали, что делать-то. Снижаются пошлины. Опять-таки по бюджету, кто учитывал падение импорта? У нас два главных источника: экспортные пошлины и таможенные пошлины, они всегда были самыми устойчивыми доходными частями бюджета. Бюджет еще и на этом упадет. Если пересчитывать с такими отклонениями, то там надо принимать во внимание не 10 параметров, а 30 - 40. Но этим никто не занимался.

— Сейчас будем жить по бюджету, принятому летом? Это же вообще смешно. Будет секвестр?
— Да, секвестр, конечно, будет. Будут тратить резервный фонд. Кстати, обратите внимание, когда американцы (это было видно и в азиатский кризис, и сейчас) сокращают снабжение долларом мировой экономики, то мировая экономика еще некоторое время существует устойчиво, потому что растрачиваются золотовалютные резервы, каждый у себя начинает тратить ранее накопленные доллары. Внешних поступлений нет, внутренние тратятся, мы сейчас начнем заниматься этим же. Технически ФНБ не будет тратиться, но он будет переведен из бумаг, номинированных в доллары, которые приносят доход, в бумаги, которые номинированы в рублях. Формально с ФНБ ничего не произойдет ни с точки зрения величины, ни с какой-либо другой. Но, по сути дела, часть золотовалютных резервов мы потеряем.

— А не вернется курс к 40?
— При таких ценах на нефть это даже нереально. Думаю, что ЦБ ориентирован на то, чтобы вернуть рубль в широкий коридор 45 - 50, но, скорее, к его верхней границе.

— Что сегодня происходит с мировой экономикой?
— Нравится нам это или не нравится, но тенденции мировой экономики задаются в основном одним фактором. В широком смысле это экономическая политика Соединенных Штатов Америки, которая распадается надвое: есть политика правительства США, есть политика ФРС — федеральной резервной системы. Эти две политики не совпадают и на самом деле не согласованы, что тоже порождает проблемы для мировой экономики. Но в любом случае, не анализируя этот фактор, мы не можем понять, что происходит в целом.
Давайте посмотрим. Правительство Соединенных Штатов отчиталось в этом финансовом году, который у них закончился 1 октября, о рекордно низком за последнее время дефиците бюджета, 2,8 процента к ВВП американскому. Однако нужно учитывать, что из-за прошлогоднего government shutdown (остановки работы правительства) значительная часть расходов, которые должны были быть произведены в прошлом бюджетном году, были сделаны в этом, в текущем бюджетном году. Понимаете, формально они относятся к прошлому году, но на самом деле с экономической точки зрения они повлияли на год нынешний. И повлияли существенным образом, потому что это реальный вброс денег. Именно это обстоятельство во многом предопределило то, что этот год был более или менее спокойный, по крайней мере в своей первой половине. Он был спокойный и для Соединенных Штатов, он был относительно спокойный и для развивающихся рынков, и относительно спокойный для Европы.
Теперь результаты сокращения бюджета стали сказываться, и посмотрите, что происходит. Сейчас все пересматривают прогнозы на будущий год — МВФ, мировой банк — все, кто этим занимается, в сторону понижения. Потому что все понимают: притока свежих денег в экономику не будет. Соответственно, не будет экономического роста. Он будет гораздо меньше, чем есть.
Сокращение расходов — это политика правительства США. Теперь о политике ФРС. Она в этом году совпадала с политикой правительства, потому что с конца прошлого года началось сокращение программы количественного смягчения (QE). В октябре программа была полностью прекращена. И сейчас встал большой вопрос по поводу того, что будет делать федеральная резервная система, потому что многие ждут, что она начнет повышать ставку. Но сразу следует сказать: сама федеральная резервная система, по моим оценкам, еще не выработала для себя стратегии на будущий год.

— И какое влияние оказывает сокращение вброса денег, который идет с 2008 года?
— Первое: под ударом оказались развивающиеся экономики. Валюты всех развивающихся стран лихорадило. В

— Падение цен на нефть из той же серии?
— Это второе, самое важное для нас, может быть, следствие. Тут два фактора. Есть факторы фундаментальные, долгосрочные. Дело в том, что существует 14-летний цикл цен на нефть. Он хорошо виден последние полвека. 1960 - 1973 годы — это низкие цены на нефть. Они в начале периода поднялись, но за счет инфляции в 60-е годы на самом деле оставались относительно низкими. 1973 - 1986 годы — это период высоких цен на нефть. 1986 - 2000-й — период низких цен на нефть. Мы это все уже хорошо знаем, потому что и крах Советского Союза, и дефолт 1998 года как раз попали на этот цикл. Прибавляем к 2000 году 14 лет и получаем 2014 год — завершение цикла высоких цен на нефть.
Связано это с особенностями воспроизводства в энергетическом секторе. В период высоких цен на нефть растет производство. Главным материальным фактором являются буровые установки и их количество. Вот сейчас количество буровых установок максимально за все периоды. Цены на нефть могут падать, но установки будут работать, пока не начнут выходить их строя. То же самое касается нефтяных платформ глубоководной добычи, сейчас их тоже максимальное количество, и они тоже будут эксплуатироваться, несмотря на падение цен на нефть.
Это касается и США, и Китая, где количество буровых установок очень сильно выросло за последнее десятилетие, это касается целого ряда других нефтедобывающих государств. То есть буровых установок много, они работать будут, они будут добывать нефть, и даже если цена на нефть будет падать, это отразится на снижении количества буровых установок только через несколько лет. Тогда цена вновь начнет расти. Это долгосрочный фактор воспроизводства нефтяной отрасли.

— А почему именно 14-летний цикл? То есть технологии меняются, срок службы...
— Надо брать срок службы буровых установок.

— Срок их службы — 14 лет?
— Не 14, покороче. Но это как раз величина достаточно постоянная. Пока они не начнут выбывать из строя, они будут работать.

— То есть снижение цен — это надолго?
— Снижение цен — это фундаментально.

— И до какой цены за баррель?
— Вы знаете, мое личное мнение таково: уровень 65 — это тот, который сейчас есть, как кажется, примерно равновесный уровень. Скорее всего, в начальный период цена будет падать и ниже, но в конечном счете она через какое-то время установится на уровне 65 долларов за баррель. Потом начнет потихоньку расти, но именно потихоньку. Еще раз: период низких цен на нефть не значит, что они весь период падают. Просто уровень цен ниже, чем раньше.

— Но почему падение такое резкое?
— Это именно из-за сокращения программы количественного смягчения. И это касается не только нефти, но и всех сырьевых ресурсов. Все сырье за исключением продовольственного по отношению к доллару подешевело.

— То есть спекулятивные цены сбиваются?
— Нет денег на то, чтобы играть на повышение. Потому что требуются более длительные деньги, а это гораздо большие риски.

— А что такое тогда сланцевая революция? Она оказывает или не оказывает влияние на цены на нефть?
— Сланцевая революция есть. Она создала спрос на производство буровых установок, которые могут использоваться и для сланца, но на самом деле для чего угодно, это не так важно. Так что тут вопрос не в сланце — был создан спрос.

— Не в Америке, так в другом месте качали бы?
— Да. Это просто географическое перераспределение объемов добычи нефти, а не фактор, который влияет на уровень цен.

— Но высокая себестоимость добычи сланца называется как фактор сдерживания падения цен на нефть. Якобы ниже 70 долларов за баррель цена не упадет, потому что тогда разорятся американские компании.
— Должен огорчить, вы пользуетесь устаревшими данными. Собственно, полные данные есть только по 2012 году, в том числе по себестоимости сланцевой добычи. Как сейчас показывает ситуация, с тех пор за два года — в этом как раз и смысл сланцевой революции — себестоимость резко упала. Между прочим, в третьем квартале американские нефтедобывающие компании, работающие внутри США, показали самый высокий уровень прибыли за последние много-много лет. Это уже на фоне снижающихся цен.
Судя по всему, первичные данные мы получим только к середине следующего года, а полные — только через год. Но те, кто делал расчеты как раз по уровню доходности и по прочему, предполагают, что на большинстве месторождений, особенно на новых скважинах, себестоимость упала до 40 - 50 долларов. Вот за два года — с 70 до 40 - 50. Но это все лишь предположения...

— Это касается отдельных скважин, а средний уровень может и выше быть, нет такого?
— Понятно, на старых скважинах, которые сделаны еще по-старому, себестоимость пока за 70, поскольку там сделаны капитальные затраты. Но эти скважины просто не будут развивать, а будут переходить на новые, уже с новыми условиями, с новыми технологиями. Еще раз повторяю, пока никто точно не знает, данные запаздывают. Но, судя по всему, там прогресс достаточно большой произошел.

— Если все так очевидно, почему никто из экономистов заранее не предсказал падение цен на нефть?

— Я жалею, что иногда склонен к компромиссу. Дело в том, что разворот цен на нефть с точки зрения техники был виден давно. Я не занимаюсь техническим анализом, но у нас есть специалисты, практики-торговцы, мы с ними консультируемся постоянно, в том числе и по прогнозам. И они достаточно давно мне указали на то, что на рынке нефти назрел разворот.
Но они говорили надвое: возможно либо падение цен на нефть, либо рост. Они, например, указывали на сокращение разницы между марками нефти WTI и Brent. И все практики-торговцы утверждали, что, скорее всего, это означает, что цены на нефть будут расти.
Понимаете, все заражены австрийской школой. Австрийская школа больше всех кричит, что QE — это значит инфляция, что только надо искать место, в котором инфляция пробьет. Увидев возможность разворота, они однозначно решили для себя, раз инфляция должна быть, то, скорее всего, она пойдет через нефть. И что, поскольку назрел разворот, ему деваться некуда, он пойдет вверх.

— И что будет дальше в мировой экономике?
— Прогноз зависит от стратегии федеральной резервной системы. ФРС сейчас оказалась в очень тяжелом положении. Почему? От них ждут, что после сокращения QE ставка будет поднята. Последний раз это происходило в 2007 году. Это значит, что доллар будет еще больше укрепляться, например, по отношению к евро.
К чему это приведет? Я видел данные по октябрю, так получилось, что их в один день опубликовали Штаты и Германия. По промышленным заказам у Штатов существенно ниже ожидания, а у Германии ожидания существенно выше. То есть промышленные заказы уходят из Соединенных Штатов в Германию. Скоро это выразится в падении промышленности в США и в возможном росте промышленности в Германии. И ФРС это знает, потому что там на своем последнем заседании эту проблему уже обсуждали.
И вот он, коридор возможностей: только ты добился не очень значительного — 1,24 - 1,25 с копейками — снижения курса евро к доллару, а уже происходит существенное изменение, переток. Ухудшаются данные по внешнеторговому балансу США, вообще, там все замедляется.

— То есть укрепление доллара бьет по экономике США?
— Даже незначительное укрепление доллара, незначительная как бы сдвижка в течение нескольких месяцев может уничтожить все положительные результаты, которые они считают достигнутыми. Еще раз повторяю, ФРС это видит, но рынок ждет, что будет повышена ставка. А с моей точки зрения, по-хорошему осенью 2015 года ФРС должна объявить о новой программе количественного смягчения. Хотя здесь я не учитываю фактор глобального снижения цен на сырье.

— С чем связаны ожидания по повышению ставки?
— Считается, что нулевая ставка — это ненормально. Смотрите, действительно упал уровень безработицы официально.

— Одним словом, ваша точка зрения, экономика Америки выздоравливает или нет?
— Скажем так: она временно выздоравливает. Почему? Потому что на самом деле было большое вливание ликвидности. Кроме того, благодаря сланцевой революции им удалось стабилизировать дефицит внешней торговли. Этот локальный всплеск роста, связанный с действием локальных факторов, существовал. Но как только чуть-чуть укрепился на этой основе доллар, вся тенденция пошла назад. Дефицит растет, заказы уходят, и федеральной резервной системе придется решать вопросы о новом количественном смягчении. А от них все ждут повышения ставки.

— Есть еще третье решение: Германии кислород перекрыть...

— Надо где-то как-то маневрировать. На самом деле решение понятно. Оно в некотором смысле комично. Почему Бернанке (Бен Шалом Бернанке — председатель совета управляющих ФРС США с февраля 2006 до февраля 2014 года — прим. ред.) и говорил, что политика ФРС и политика правительства несогласованы. Он писал регулярно, после каждого заседания, «маляву» правительству, вообще всем, но в том числе и правительству: дорогое правительство американское, что ты занимаешься ерундой, сокращаешь дефицит бюджета? Из каких-то абстрактных соображений? Я тут стараюсь, печатаю деньги, для чего? Для того чтобы сделать для тебя кредиты дешевле 2 процентов, 2,5 процентов, копейки. Сейчас меньше 2,5 процентов стоимость 10-летних бондов. Печатай деньги, не бойся. Разгони экономику как можно быстрее.
Из чего исходит ФРС и сама экономическая теория нынешняя, теория кризиса? Что в период кризиса нужно экономике дать хороший пинок, чтобы она от этого пинка хорошо взлетела, так, чтобы смогла замахать собственными крыльями. А дальше она сама заработает. Пойдет волна роста, и за счет этого «свободного полета» вы окупите затраты на этот самый пинок. И вот Бернанке писал: я вижу, что пинок вы экономике дали маленький, хотя я вам создаю все условия для этого.

— С 70 года, да?
— Да, с 70 года. Просто был период, когда есть условия для роста. А уж как вы интерпретируете результат, это другое дело. Что бы вы ни делали, у вас все равно рост так или иначе будет. А вы интерпретируете определенным образом. Концепция пинка, полета и расплаты за пинок — это интерпретация того, что было. Бернанке призывал: дайте пинок, а сейчас и ФРС его сокращает, и правительство.

— Почему публика против QE? То есть накачивайте деньгами дальше, в чем проблема? Или опасение инфляции?
— В том числе опасение инфляции. Сейчас такой период: все, что делается, не соответствует экономической теории. Но никто не пересматривает экономическую теорию, все ее придерживаются.

— А вы, значит, в такие последствия не верите? Есть даже выражение «вертолет Бернанке». Вы тоже верите, что с вертолета можно сбрасывать доллары и все будет хорошо?
— Нужно вбрасывать ровно столько, сколько нужно.

— Какова ситуация в Китае? Многие говорят, что это следующий мировой гегемон после Америки...
— Китай пытается разогнаться за счет перекредитования, уже совершенно безумного перекредитования своей собственной экономики. Он пытается вызвать инфляцию в ответ на дефляцию. При этом реально ничего же не получается. По ценам производителей, дефляция уже три года.

— То есть спроса нет, да? Производишь, а никому не нужно?
— Никому не нужно, и ты снижаешь цены.

— Но рост экономики сохраняется, 7 процентов. Якобы? Или рисуют они?
— Знаете, уже есть большие сомнения, в том числе и в самом Китае, что это все так и есть. Но никто, конечно, не будет сейчас в это дело лезть специально и разбираться. Ну, продолжается рост, он поддерживается. Это делается за счет плохих долгов и так далее, и тому подобное. И вот эта дефляционная волна идет по всему миру, а кризис — это и есть дефляционный кризис в первую очередь. И мы это видим. Китай, Европа с ее реальной дефляцией... Там 0,5 процента роста цен в год как-то выжаты, а сейчас при падении цен на нефть, я вообще не знаю, точно пойдут цены в минус.

— Объясните, почему дефляция — это плохо?
— Это самое страшное. Вот, собственно, то, чего больше всего всегда боялся Кейнс и с чем всегда призывал бороться. Потому что тогда просто хранить деньги становится самой выгодной стратегией. Не производить, не вкладывать, ничего не делать, просто хранить. То есть тезаврировать. И это процесс самоподдерживающийся. Чем выше дефляция, тем больше людей тезаврируют деньги, тем опять-таки выше дефляция...

— А какова фундаментальная причина дефляции?
— Дело в том, что у нас неправильное, извращенное немного сознание, привитое традиционной экономической теорией. Она говорит, что экономический рост — это норма, а экономический кризис — это какая-то беда, не норма. А у меня получилось совсем другое. Экономический кризис — это норма, и на самом деле требуется приложить огромное усилие для того, чтобы понять: а почему же в определенные периоды мы наблюдаем экономический рост?
Есть объяснение, почему мы это наблюдали, скажем, в период промышленной революции. Но становится понятно, что уже к 70-м годам не XX, а XIX века дефляционный кризис стал перманентным, который только время от времени прерывается... То есть мы вступили в период постоянного кризиса, который иногда на время уходит.
Какие элементы этого кризиса? Две мировые войны, три депрессии. Депрессия 1873 - 1914 годов, затем то, что называется Великой депрессией, далее большой кризис 70-х годов и, наконец, нынешняя депрессия, можно сказать, уже четвертая. Две мировые войны, четыре депрессии и куча провалов в развитии большей части мира — Латинской Америки, Африки, целого ряда стран Юго-Востока. Следующее ожидаемое событие — это крах китайской экономики.

— Китайское чудо лопнет?
- В сентябре они объявили количественное смягчение по-китайски. Центральный банк поддержал систему. Пару недель назад они снизили ставку рефинансирования.
Но теперь уже, скорее, речь идет о том, переживет ли китайская экономика 15-й год, потому что дисбалансы накапливаются гигантским образом, плохие долги растут стремительно, начался спад цен на жилье. 4 триллиона долларов вложено в это самое дело. Цены начали падать. Правительство все последние годы пыталось предпринимать административные меры для того, чтобы воспрепятствовать формированию пузыря на рынке жилья, но эти меры ни к чему не привели. Сегодня правительство говорит: делайте что хотите, покупайте, лишь бы поддержать рынок. Но все равно цены падают. Еще раз: это 4 триллиона, из которых значительная часть сгорит, это все превратится в плохие долги...

— А это все тоже было на ипотеку завязано? Так же, как в Америке в 2008 году?
— Все на ипотеку! И строительство на долги завязано, и строительные компании все в долгах как в шелках, и местные бюджеты, и так далее, и тому подобное. Только один этот клубок на самом деле стоит всех золотовалютных резервов Китая.

— Которых где-то 2 - 3 триллиона?
— 3 триллиона. А это только один клубок. Мы не считаем металлургию, государственные предприятия, в основном металлургические, с переизбыточными мощностями, запасами. Все зависит от многих факторов. Поэтому главная сейчас проблема: переживет ли Китай 2015 год.

— Они импортировали в основном сырье?
— Импортировали сырье, импортировали машины. Они импортируют и продовольствие, между прочим, в огромных количествах. Эта страна — один из крупнейших покупателей продовольствия. Так что по продовольствию там тоже могут определенные подвижки быть. Китай — это загадка 2015 года.


— То есть отказ от доллара — это мировая война?
— Это не мировая война, это распад мировой экономики. А уж как там дальше будет, мировая война, не мировая война, куча локальных войн, каждый сам за себя...

— Все-таки получается, что господство доллара возникло ситуативно, благодаря войне, вот он и занял такое место...
— Нет, доллар был на тот момент и на сегодняшний момент в любом случае все равно связан с экономикой, с наивысшим уровнем разделения труда. Да, мы можем сказать, что непосредственно на территории США сейчас, может быть, нет такого уровня разделения труда. Но эта система давно вышла за пределы одной страны, и она поддерживает сама себя.

— Какой вы видите перспективу долларовой системы, нынешней валютной системы? У вас оптимистический взгляд?
— Никакого оптимистического нет. Вам кажется, что сейчас сбой. Но то, что происходит сейчас, на самом деле это норма. Это рост был ненормальным.

— Это у них сбой, а у нас...
— Вы поймите, что сейчас в мире нет такого: они или мы. В экономике нет. Мировой рынок един уже давно.

— Мы почему в шоке сейчас? Потому что с 90-х годов со стороны вашего интеллектуального кластера с участием Хазина, Кобякова, «Неокономики» идут разговоры про «Закат империи доллара и конец Pax Americana», как называлась одна из книг...
— Я ее не писал.

— То есть вы не верите в эту теорию хазинско-кобяковскую, группы экономистов? Они говорят, что идет разделение труда, необходимо расширение рынка. Резерв расширения рынка закончился, поэтому конец Америке.
— Я никогда не делал выводов, что это конец Америке. Это конец роста. Была эпоха роста с конца XVIII века. В конце XIX она засбоила. Кризис. И уже на последних подпорках просуществовала последние 30 лет.

— Что началось и что закончилось сегодня? Суперцикл закончился?
— Возможен ли рост? Я говорю, раньше рост был возможен в таких-то условиях благодаря тому-то и тому-то.

— И что будет? Новое Средневековье или постиндустриальная экономика?
— Нет никакой постиндустриальной экономики. На самом деле, что такое американская система разделения труда? Это автомобиль. У нас как была, так и есть автомобильная экономика. Мы догоняем автомобильную экономику. Все эти iPhone, iPad и все прочее — это вишенки на тортике.

— Но сделать автомобиль стало возможно благодаря открытию двигателя внутреннего сгорания.
— Люди, конечно, постоянно что-то открывают. Благодаря чему стало возможно открытие двигателя внутреннего сгорания?

— Появилась сталь высокопрочная.
— Правильно. И обработка ее внутренняя. А это благодаря чему?

— Углю?
— Э, нет! Благодаря гонке вооружений.

— Война — отец всех вещей?
— Во многом. Никто же не создавал двигатель внутреннего сгорания. Потом увидели: ага, это есть и это есть, и это можно сложить в двигатель внутреннего сгорания.

— А без войны бы не догадались? Тогда получается, страх — основной двигатель?
— Представьте себе: допустим, у вас есть идея автомобиля. Надо сделать его в мастерской, в кузне. Для этого надо разработать технологию. Вот на войне пушки делают. Для этого делают специальные приспособления, станки, специальные плавильные печи, в том числе с несколькими циклами переплавки. Я все это должен воспроизвести у себя в деревенской кузне и создать автомобиль?

— То есть сами по себе открытия вы не считаете основой для запуска волны роста
— Само открытие — нет.
— Вы говорите, что не верите в научно-технический прогресс. А он есть. Все время делаются открытия какие-нибудь.
— За счет чего делаются изобретения? За счет комбинации элементов предметно-технологического множества. Только когда оно само растет, у вас есть возможность делать что-то новое. И что у нас делают по всему миру? Берут такого рода инновации, записывают локальные эффекты, которые есть, суммируют их и говорят: вот какой эффект инноваций. Не замечая при этом локальных провалов, которые стоят с другой стороны. И дальше следует вывод: если количество инноваций увеличить, то да, конечно, будет экономический рост. Но я еще раз говорю: после автомобиля, который в дополнение (не взамен!) к тому, что потреблялось, дал автомобильную промышленность, дороги, всю инфраструктуру гигантскую, которая на этом построена, ни одна другая инновация такого эффекта никогда не имела.

— А оружие?
— Оружие — это подспорье в пополнении предметно-технологического множества. Но оружие давно уже оторвалось от экономики. Что мы последнее получили от оружия? Разве что тефлон.

— Каков ваш дальнейший прогноз: «вылечится» ли доллар? Или, если я правильно понимаю Михаила Хазина, там 5 - 6 валютных зон?
— Я не понимаю, как можно разложить мировую экономику на валютные зоны. Я это Хазину говорил и публично говорил. Просто не понимаю. Я не фантазер, но у меня с воображением все хорошо. Если я какой-то процесс не могу вообразить, как он там последует... У меня очень практический склад ума, при том, что я теоретик. Если мне высказывают некую теоретическую умозрительную конструкцию, я все время пытаюсь понять, как она «ложится на землю». С чего начнется, кто сделает первый шаг, второй шаг и так далее. Я уже на первом шаге не понимаю.
http://www.business-gazeta.ru/article/122867/


Научно-исследовательский центр Олега Григорьева "Неокономика"
https://www.facebook.com/neoconomica1


Китай: Объемы перевозимых грузов по ж/д рушатся с рекордной скоростью

http://aftershock.su/?q=node/291046

DJ: *Производство угля в КНР в 2014 г упало на 2,5% - правительство
DJ: *Потребление угля в КНР упало впервые за 14 лет, снизившись на 2,9%
DJ: *Потребление нефти в КНР в 2014 г +5,9% г/г
DJ: *Потребление природного газа в КНР в 2014 г +8,6% г/г

Чтобы не плодить новые темы - под катом кое что о прогнозах по добыче нефти
DJ: ГОВОРЯТ НА РЫНКЕ: Добыча нефти во втором полугодии может снизиться на 250 000 баррелей в день из-за сокращения числа буровых установок в США

26 февраля. (Dow Jones). Число нефтяных буровых установок в США продолжает сокращаться. Это должно привести к снижению добычи нефти во второй половине текущего года на 200 000-250 000 баррелей в день, считают в JBC Energy. В октябре число буровых установок сократилось до 1019 с 1609, согласно данным Baker Hughes Inc. Очередной отчет компании будет обнародован в пятницу. Однако если число установок упадет еще на 400, объем добычи во втором полугодии снизится на 600 000 баррелей в день, считают в JBC. В любом случае делать прогнозы по дальнейшему снижению добычи становится все труднее. "В сланцевом секторе кардинально поменялась связь между числом установок и темпами роста добычи по сравнению с предыдущими годами", - отмечают в JBC Energy.
http://aftershock.su/?q=node/291034

Is This The Most Important Chart For The Future Of The World's Reserve Currency?
http://www.zerohedge.com/news/2015-02-25/most-important-chart-future-worlds-reserve-currency


US Prepares For First Annual Deflation Since 2009

http://www.zerohedge.com/news/2015-02-26/stocks-resume-rise-new-records-us-prepares-first-annual-deflation-2009

US Posts First Negative Inflation Print Since Lehman On Gas Price Plunge

http://www.zerohedge.com/news/2015-02-26/us-posts-first-negative-inflation-print-lehman-gas-price-plunge

Федеральный совет США по контролю за финансовыми учреждениями (The Federal Financial Institution Examination Council) недавно дал следующие официальные пояснения "Если актив ... может быть отнесен одновременно к нескольким категориям рискованных активов, его следует отнести к категории с НАИМЕНЬШЕЙ долей риска". Это дает банкам США беспрецендентную гибкость в занижении реальных рисков их инвестиций при выпуске банковской отчетности.
http://aftershock.su/?q=node/290658

JPM готовится ввести оплату для крупных юридических лиц за некоторые депозиты, ссылаясь на некие новые правила, что сократит депозиты на миллиарды баксов. Это лишь одна из наиболее детально известных мер глобальных банков для снижения депозитов. Одновременно банки предложат таким клиентам другие возможности размещения их средств. Список клиентов включает финансовые организации, фонды, частные инвестиционные фирмы и иностранные банки.
http://aftershock.su/?q=node/290652

цены на пиломатериалы - именно они показывают наилучшую корреляцию с последующей динамикой ВВП и ISM Manufacturing.

http://aftershock.su/?q=node/290839

Нефтянка Британии: Худшие показатели с 70-х, даже $110 за баррель недостаточно;
http://aftershock.su/?q=node/290909


http://www.zerohedge.com/news/2015-02-18/central-banks-have-lost-control-world

2 Years Of Abenomics Later: Joblessness Jumps As Retail & Household Spending Slump
http://www.zerohedge.com/news/2015-02-26/2-years-abenomics-later-joblessness-jumps-retail-household-spending-slump

Brazil Consumer Confidence Collapses To Lowest. Ever.
http://www.zerohedge.com/news/2015-02-25/brazil-consumer-confidence-collapses-lowest-ever

20 Central Banks Have Cut Rates In 2015 After "Surprise" Rate Cut By Israel To Record Low 0.1%
http://www.zerohedge.com/news/2015-02-23/20-central-banks-have-cut-rates-2015-after-surprise-rate-cut-israel-record-low-01