?

Log in

No account? Create an account
 
 
21 May 2010 @ 09:30 am
Премьер Владимир Путин на ежегодном собрании РАН  
Премьер Владимир Путин приехал 19 мая в Академию наук на ежегодное собрание. Встреча с академиками оставила странные впечатления.

Академики жаловались премьеру, что академия стала объектом атаки. На что Путин ответил следующее: «Каждого из нас с момента рождения и до тризны постоянно критикуют. Меня за последние десять лет столько критикуют, что я даже уже устал реагировать на это. Это в общем неплохо. Но есть, конечно, люди, которые зарабатывают на этом или хотят заработать. Ну что на это обращать внимание? Вот академик Лаверов сказал, что есть даже препарат, который стимулирует мозговую деятельность. Ну, дайте этим критикам этот препарат, тогда они, может, успокоятся.»

Президент РАН говорил, что за развалом академии последует тотальное разрушение российской науки. Почти половина всех научных публикаций делают сотрудники РАН при том, что их всего 14 процентов среди отечественных ученых. Вместе с тем, возражал Путин, по такому содержательному критерию, как количество публикаций в признанных научных изданиях, наши ученые пока находятся на 14-м месте. Это на уровне Нидерландов, Бразилии. «В общем, соседство неплохое, но если вспомнить, что в 1995 году мы были на 7-м месте, то это означает, что тенденция пока отрицательная», - заметил премьер.

Осипов старался изо всех сил: «Мы категорически не согласны с тем, что финансирование должно вестись только по тем направлениям, где российская наука находится на передовом уровне, не согласны с ликвидацией так называемых "неэффективных научных учреждений. При тех стратегических установках, которые сформированы в стране, нужна фундаментальная наука, покрывающая широкий спектр исследований. Только в этом случае Россия окажется во всеоружии при любых изменениях прорывных направлений в науке».

Но Путин с ним не согласился: «Важно сконцентрировать наши ресурсы на основных направлениях, на прорывных, а не размазывать их тонким слоем по хлебу, так что и масла не видно». Имеется в виду, что деньги дадут только на нанотехнологии, космос, атомную энергетику.

В ответ на напоминание о том, что произошло сокращение финансирования финансирование РАН с 54,6 миллиарда рублей в прошлом году до 49,3 в этом, глава правительства привел академикам в пример известного ученого Григория Перельмана: «Известный Гриша Перельман взял и опубликовал свою работу в Интернете и подписался "Гриша Перельман". Он даже от денег отказывается. Вот мы пытаемся ему хоть как-то дать, он и этих не берет. Но это, конечно, не значит, что все нужно обесточить, наоборот, надо поддерживать»

Далее Путин рассказал, что идет согласование по распределению 3 миллиардов рублей на поддержку проектов, которые будут совместно реализовывать ведущие научные организации и вузы.

Под конец академиков ждал сюрприз. Путин сказал, что всем ученым поможет с решением жилищных проблем. За академией числятся более 330 000 гектаров земли, и там можно построить жилье. «При этом надо обременять будущего застройщика обязательствами продавать часть квартир сотрудникам академии по низким, доступным ценам. Я могу сказать примерный ориентир: 30 000 рублей за квадратный метр», - пояснил премьер.

Гениально. Была у академии земля на самый крайний случай – так ее отбирают, а академикам предлагают купить там жилплощадь по «символической» цене в 30 тыс. руб. за кв. метр. Бедные академики.

Вместе с тем, наука в России (да и в мире) не всегда была в почете. Хороший очерк на эту тему помещен в «Аргументах недели».
Российский профессор в 18 веке имел по Табели о рангах чин, соответствующий армейскому капитану. Учитывая, что профессора не имели поместий, т.к. происходили из иностранцев или из духовенства, это было совсем не богато.

Сумароков в 1759 г. написал эпиграмму:
Танцовщик! Ты богат.
Профессор! Ты убог.
Конечно, голова в почтеньи меньше ног.

Во времена Пушкина к профессорам тоже не относились серьезно. Они могли получить наследственное дворянство, но в общество аристократов им ходу не было. Вспомните:

Нет, в Петербурге институт
Пе-да-го-гический, так, кажется, зовут:
Там упражняются в расколах и в безверьи
Профессоры!! - у них учился наш родня,
И вышел! хоть сейчас в аптеку, в подмастерьи.

От женщин бегает, и даже от меня!
Чинов не хочет знать! Он химик, он ботаник,
Князь Федор, мой племянник


На серьезность положения в 1839 г. обращал внимание Николая I глава III Отделения граф Бенкендорф: «Положение русских профессоров (…) самое жалкое как в отношении жалованья, так и выгод, доставляемых службою». Существуют они «частными уроками по домам и пансионам». «Но истрачивая время на уроки для приобретения пропитания, они не успевали следовать за ходом наук и оставались всегда позади, а потом совершенно отстали. Оттого в русских университетах (…) и успехи в науках были слабы, а недостаток в хороших преподавателях становился ощутительнее».

Статус ученого стал меняться где-то к середине XIX века. Профессора и академики подросли в чинах, достигли полковничьего, даже генеральского рангов. Ректор университета имел право претендовать на чин действительного статского советника (генерал-майора). Но сила инерции была столь велика, что и тогда университетские профессора не воспринимались дворянством как люди из «хорошего общества». Припомним презрение, с которым князь Раменский, персонаж «Тысячи душ» Писемского, трактовал профессоров: для аристократа они были людьми неотесанными и малокультурными.

Лишь на рубеже XIX–ХХ веков ученые занимают достойное место в обществе. Вспомним Чехова. Героини «Трех сестер» (дочери генерала и командира бригады!) мечтают о переезде в Москву, где их брат Андрей станет профессором университета. Профессор Серебряков из «Дяди Вани» (его незнатное происхождение ненавязчиво подчеркнуто) уже очень уважаемый человек, несмотря на его скверные личные качества. Но после выхода в отставку Серебряков решает продать имение, которое принесла ему в приданое первая жена (ключевая коллизия пьесы). Иначе на профессорскую пенсию не свести концы с концами. Социальный статус научной корпорации повысился, но нет гарантии материальной независимости. Однако это все-таки период относительного благополучия и стабильности.

В первые десятилетия советской власти уровень жизни научного сообщества был в большинстве случаев скуден. К ученым относились по-разному. С одной стороны, в них порой видели реакционную силу, с другой, старались использовать их знания на благо обществу. Очень стремились воспитать ученых, вышедших из рабоче-крестьянской среды.

Лишь в конце ноября 1936 г. повысили материальное обеспечение сотрудников академических институтов – от действительного члена Академии наук до младшего научного сотрудника и от директора академического института до научно-технического сотрудника. Характерный документ даже не 1920-х, а, казалось бы, уже сытых 1930-х годов: вице-президент Академии наук СССР Отто Шмидт обращается к властям, чтобы академикам (их было 125 человек) выделяли в год 100 ордеров на костюмы и мануфактуру. (То есть каждый пятый все равно остался бы без ордера!) После войны Молотов как зампред Совнаркома лично (но с разрешения Сталина) утвердил ведомость, по которой профессора и преподаватели МГУ получили одежду и обувь. Профессор мог рассчитывать на костюм и ботинки, ассистент – либо на туфли, либо на брюки.

Март 1946-го – дата кардинального поворота в жизни научного сообщества: за ученые степени и звания начинают платить довольно большие по тем временам деньги.

Почему? Ходил такой анекдот. Якобы после взрыва американцами атомной бомбы Сталин спрашивает академика Капицу: «Ну а наши ученые, что? Просрали бомбу?» В ответ: «Не просрали. В очередях простояли!» Что ж, возможно, «фактор бомбы» действительно сыграл роль.

Потом ученых стало очень много, и их уровень жизни опять упал. Хотя академики все же жили неплохо, да и профессора не бедствовали. Даже кандидат наук был вполне уважаемым членом общества.

Довольно смешно сегодня вспоминать, как наши ученые, будучи горячими сторонниками Перестройки мечтали, что смогут продать свои гениальные работы на Запад и зажить припеваючи. Аргумент у них был такой: «Мы же не жадные, возьмем меньше, чем они платят своим. Капиталист поймет свою пользу, и отдаст заказы нам» . Накоси, выкуси!

«Где вы теперь, кто вам целует пальцы»? Ушли в челночники, эмигрировали, пристроились в программисты в Силиконовой долине или сидят как мыши на мышиной зарплате в мертвых бывших НИИ.

Из этого краткого исторического экскурса видно, что если государство хочет развиваться, то оно платит своим ученым. Поведение Путина, его выступление в АН показывает, что наше государство не собирается платить ученым, а ищет только способы, как бы отнять у них последнее. Академики уже старые, они проживут. А вот что собираются делать молодые, и как государство будет жить без науки в современных условиях – это интересный вопрос.
http://uborshizzza.livejournal.com/912450.html