March 30th, 2011

Маловицкий Янкиф Панхусович


родился 21 августа 1932 г
http://mirslovarei.com/content_bigbioenc/malovickij-jankif-panxusovich-197571.html
умер в ночь с 08 на 09. 02. 2002г.
http://www.gelendzhik.ws/content/view/123/41/1/6/

Основные этапы трудовой деятельности -
младший научный сотрудник МНИ им. И.М. Губкина (1955);
начальник партии, главный геофизик, руководитель Каспийской экспедиции, руководитель сектора ВНИИГеофизика Мингео СССР (1959);
начальник советской морской геофизической экспедиции в Индии (1964);
старший научный сотрудник, директор Геленджикского отделения ВНИИМоргео Мингео СССР (1965); директор Южного отделения Института океанологии АН СССР (1973);
генеральный директор ВМНПО Союзморгео, директор НИИМоргеофизика Мингазпрома СССР (1981); руководитель группы обобщения геофизической информации на Кубе (1989);
главный научный сотрудник, главный геолог, генеральный директор ГП ПО Совморгео Минтопэнерго РФ (1991 по наст. вр.).

Ученые степени и звания -
доктор геолого-минералогических наук, профессор.

Научно-производственные достижения -
автор и соавтор более 230 научных работ, в том числе 8 монографий. Главные направления научной деятельности - развитие методов геофизических исследований в области изучения строения и перспектив нефтегазоносности шельфов, морского дна и прилегающей суши. Участник Международных нефтяных, газовых и геологических конгрессов. Участник создания карт тектоники и нефтегазоносности Азово-Черноморского, Баренцевоморского, Средиземноморского и других бассейнов. Под его руководством подготовлено 12 кандидатов и 2 доктора наук.

Участие в общественной жизни -
участие в работе комиссии АН СССР по глубоководному бурению (изучению Черного, Каспийского и других морских бассейнов).
Член научного Совета по проблеме Тектоника Сибири и Дальнего Востока АН СССР,
член секции по разработке геофизических методов Межведомственного научного Совета ГКНТ.

Государственные и отраслевые награды -
1995 - лауреат Государственной премии РФ за научное обоснование и открытие новой крупной нефтегазоносной провинции на шельфе Западной Арктики;
1996 - Заслуженный деятель науки РФ);
1992 - Заслуженный разведчик недр РСФСР,
1992 - Заслуженный нефтяник РСФСР.
Награжден медалями, в том числе -
За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.,
За трудовую доблесть,
300 лет Российского флота и др.
http://www.gubkin.ru/wps/wcm/connect/gubkin_portret/st-portret-gallery/sa-portret-gallery/sa-portret-gallery-transfer-201101/malovitskiy-yankif-pankhusovich

Воспоминания: Я.П. Маловицкий- мой друг. Ч.1

16 March 2005
Встреча
Впервые я познакомился с Я. П. Маловицким в октябре 1959 года в аэропорту г. Челекена на полуострове Челекен в Туркмении, где мы с главным геологом Научно-Исследовательской морской геофизической экспедиции (НИМГЭ) ВНИИГЕОФИЗИКИ В. А. Корневым и главным геофизиком НИМГЭ С. П. Вартановым встречали его - 26-летнего новоиспеченного кандидата геол.-мин. наук, прибывшего к нам на должность начальника тематической партии.

В те годы НИМГЭ была небольшой экспедицией с дружным коллективом коллег геологов-геофизиков, птенцов гнезда основателя морской разведочной геофизики СССР профессора МГУ В. В. Федынского и директора ВНИИГЕОФИЗИКИ профессора М. К. Полшкова. Это был коллектив энтузиастов - единомышленников, романтиков исследователей, тщательно подбираемый нашими учителями. Поэтому прибытие каждого нового специалиста в НИМГЭ ожидалось с интересом и радостью.

Дул вечерний афганец с песочком, красное заходящее солнце пустыни освещало аэродром. АН-2 тяжело плюхнулся на такырную полосу аэропорта, а затем, подпрыгивая, подкатил к бараку аэровокзала. Из <кукурузника> вышло несколько человек и бегом, пригнувшись от ветра, направились ко входу в аэровокзал. Среди них плотный, среднего роста молодой человек в коричневом длинном кожаном пальто, прижимая к голове геологическую фуражку с молоточками (любимый атрибут молодых геологоразведчиков того времени) и альпийский рюкзак к спине, шел широким шагом к нам троим, верно определив по нашим фуражкам своих коллег. Мы тепло поздоровались, крепко пожав руки, а с Валентином Корневым, его однокурсником и студенческим товарищем по МИНХиГП, они обнялись. Я, как самый молодой из встречающих, взял тяжеленный Яшин рюкзак, и мы направились к ождавшему нас газику.

Через час прыгающий на ухабах козлик привез нас к белоснежному трехэтажному корпусу верхнего Челекена- молодого города , построенному совсем недавно из белого известняка для приезжающих специалистов - нефтяников. Здесь В. А. Корнев владел трех комнатной квартирой, где его жена накрыла прекрасный стол в честь приезда Яшеньки, которого хорошо знала еще со студенческих лет.

Экспедиция и ее руководство располагались в бараках в нижнем городе, в очень скромно обставленных комнатах, а приглашенным молодым специалистам сразу же предлагали однокомнатные квартиры (холостым) и 2х, 3х- комнатные семейным в верхнем городе, в новых домах. Вот такие были времена.

Я. П. Маловицкого уже ждала 2х-комнатная квартира, куда и проводили его после праздничного ужина у Корневых. Здесь ему был представлен его сосед, недавно вернувшийся из Антарктики кандидат технических наук радио-геодезист гидрограф Агафонников А.М, один из будущих его лучших друзей.
http://www.gelendzhik.ws/content/view/123/41/

Начальник тематической партии
Жизнь на Челекене в те годы была суровой. Жара до 50 градусов 7 месяцев в год. Жаркий авганец с песочком. О кондиционерах никто и не слышал.

Ни одного деревца, подача воды жестко лимитирована - 2а часа в сутки, минимум продуктов в магазинах: консервы да водка. Однако черной икрой и красной рыбой были завалены все полки, а вот фруктов, овощей, хлеба и простой бутылочной воды не было. Только в морском ресторане и столовой треста <Челекен нефть> можно было сносно поесть.

Мы, с легкой руки начальника НИМГЭ И. И. Кроленко, много времени работали на судах круглый год, так что тяготы береговой жизни нас мало касались.
Однако камеральщиков они донимали в полной мере.

Я. П. Маловицкий оригинально начал работать начальником т/п. Он убедил сурового Ивана Ивановича Кроленко в необходимости изучения производства морских геофизических работ и главное сейсморазведки, прежде чем приступить к работам в тематической камеральной партии.

В 1956г. под руководством талантливого изобретателя Г. И. Рудаковского была создана первая плавучая морская пьезоприемная установка (пьезосейсмокоса - ПСК), которая позволила морской сейсморазведке выйти на большие глубины и стать базовым методом морской геофизики (Непрочнов Ю.П., Зверев С. М., Вартанов С. П.,Захаров П. М., Габриелян Г. В., Грось В.Ф.). Именно поэтому Я. П. начал свое знакомство с сейсморазведки.

На э/с <Владимир Маяковский>, переоборудованном рейдовом буксире, были установлены сейсмостанция В. С. Воюцкого СС-24 и сейсмокоса ПСК-1 Г. И. Рудаковского. Возбуждение упругих волн осуществлялось подрывом зарядов тротила. Для этого шлюпка - взрыв-пункт буксировалась за судном на кабеле в центре косы, на удалении 400м. от судна. В шлюпку грузилось до 3х тонн тротила и садилось двое взрывников, два телефониста и два рабочих, которые готовили заряды, связывая по 4-8шт. 2.5кг шашек тротила и подвязывая их к баскетбольным камерам - поплавкам. Затем взрывник вставлял в заряд электро-детонатор, опускал заряд в воду и после удаления заряда от шлюпки на 50 м. по команде гидрографа с судна подрывал его нажатием кнопки ОГОНЬ взрывной машинки. Все это делалось при непрерывном движении судна со скоростью до 4х узлов и волне до 4х баллов, так что шлюпка взлетала на гребень крутых каспийских волн или проваливалась между ними. Это была крайне опасная и очень трудная работа, которую могли выполнять только очень смелые и сильные моряки-геофизики.

Вот с такой работы, рабочим на шлюпке, начал свое знакомство с морской сейсморазведкой начальник тематической камеральной партии, кандидат наук Я. П. Маловицкий. Не укачался, не сбежал, не ныл и целую неделю не вылезал со шлюпки-взрывпункта молодой начальник, что вызвало заслуженное уважение к нему у бывалых взрывников Черствова П. И., Золотарева Г. С., Османова И. И., Хабибуллина К. Х., у рабочих Руденко И., Когана Д., телефонистов Гатерюка А. и Кускала О. Взаимное уважение и хорошие отношения с этими Людьми Я. П. сохранил на долгие годы.

Так же прилежно и тщательно он проработал оператором сейсмокосы под руководством П. М. Захарова, оператором сейсмостанции под руководством С. А. Челнокова и Ю. С. Гузева, гидрографом под руководством А. М. Агафонникова.
За месяц работы на судне Я. П. (Яша) завоевал полное доверие и уважение как геофизиков, так и моряков ( капитана Конищева П. С. старшего механика Мельникова В. Н.) и приобрел основательный практический опыт работы морского геофизика ( фото 1).

Камеральная партия располагалась в бараке в нижнем городе и состояла в основном из женщин геофизиков: Стерляговой Г., Юдиной В., Габриелян Н., Шахрай Л.и др. Обработка геофизических данных велась ручным способом, начиная с проявления сейсмограмм на судне и заканчивая построением временных и глубинных разрезов и карт. Все это делали в основном трудолюбивые и аккуратные женские руки. Приезд Я. П. преобразил рутинную работу камеральщиков. Он предложил внести элементы геологической интерпретации во временные сейсмические разрезы, используя динамические характеристики отраженных волн. На разрезах То с помощью специально разработанной цветной кодировки наносились динамические особенности сейсмических волн и их скоростные характеристики, для расчета которых использовалась специальная счетная линейка талантливого геофизика Ю. М. Мистрюкова. Разрезы ожили, стали информативными и красочными и получили красивое название корреляционно-динамические схемы. Впервые на них Я. П. и В. А. Корнев начали выделять сейсмические свиты и фации, зоны нарушений, клиноформ и смены формаций. Так зарождалась сейсмостатиграфия осадочных бассейнов. Построение корсхем позволило систематизировать и обобщить обширные морские сейсмические данные, накопленные в НИМГЭ. Я. П. работал неистово. Трудно было понять когда он спит. Его увлеченность захватывала весь коллектив, и милые дамы старались как можно быстрее и тщательнее подготовить корсхемы для интерпретации Я. П.

Глубокие геологические знания и талант геолога позволили Я. П. не только раскрыть глубинное строение и историю геологического развития Среднего и Южного Каспия, но и прогнозировать расположение структур, перспективных на нефть и газ. Именно по его прогнозу нами в 1960г. была открыта крупнейшая структура Эрдекли на ЮВ туркменского побережья Каспийского моря и целая серия структур на Челекено - Левановском поднятии и Среднем Каспии в 1960-61г.г.

Не смотря на крайнюю занятость, молодые геологи и геофизики НИМГЭ и <Челекен Нефти> находили время для спорта и отдыха. Любимым местом отдыха были прекрасные челекенские песчаные пляжи и великолепный новенький спортивный зал с баскетбольной площадкой. На пляже в 6 часов утра можно было даже зимой застать моржующихся Маловицкого Я. П. и Агафонникова А. М., а в спорт-зале баскетбольную команду Челекена в составе: Васенькина Р.,Гагельганца А., Вартанова С., Когана Л., Маловицкого Я., Соколова Ю. Команда получилась очень хорошей и выиграла первенство Туркмении. Трое из ее состава были включены в сборную Туркмении и защищали ее честь на всесоюзных соревнованиях в 59 - 61 гг.
В те немногие дни, когда мы бывали на берегу, собирались субботними вечерами на одной из наших квартир провести интересно время, обменяться мнениями, новостями, повеселиться после трудов праведных. Мы, геологи - геофизики НИМГЭ, приглашали молодых специалистов химиков, медиков, учителей, прибывших на Челекен из разных городов великого СССР.
На одном из таких вечеров присутствовала очаровательный начальник лаборатории аналитической химии Иодо-бромового комбината Валентина Мишина. Она поразила нас и внешней красотой, и остротой ума, точностью и смелостью суждений, решительностью поступков, что в те времена было редким явлением.

Я. П. в компании как и в жизни был прост, общителен, остроумен и добр. Любил хорошо поесть и не отказывался от крепких напитков. Хорошо пел и еще лучше умел рассказывать как серьезные, так и веселые истории. Вероятно, Валентину он полюбил в первый же вечер, и через пол года в 1961г. они обвенчались. Это была прекрасная пара интересных сильных и любящих людей. Видеть их вместе и бывать у них дома всегда доставляло радость.

В 1960 г. в Мингео поступило распоряжение правительства СССР провести первые сейсмические исследования в Обской и Тазовской губах Баренцева моря. Эти работы было поручено выполнить НИМГЭ ВНИИГЕОФИЗИКИ. Зимой была сформирована первая Северная партия во главе с С. П. Вартановым и Я. П. Маловицким. Начальник и главный геолог северной с/п в январе вылетели к месту будущих работ в Тюмень и Салехард, где познакомились со знаменитыми тюменскими геологами и геофизиками во главе с начальником тюменского геологического управления легендарным Эрвье. Там арендовали и переоборудовали для сейсморазведки речной буксир и летом 1960 г. провели первые морские сейсмические работы на севере, выйдя из своей южной колыбели - Каспийского моря. Коллектив геофизиков НИМГЭ здесь пополнился северянами: Глумовым И.Ф., Грибановым А. М., Малышевым Г. А., Ермолаевой Ю. И., Воеводиной А. Б., Вареник Н. П., которые всю свою дальнейшую жизнь связали с морской геофизикой. Северной с/п под руководством Вартанова и Маловицкого были открыты крупные структуры и сделаны первые оценки перспектив нефтегазоносности этого богатого осадочного бассейна.

В 1961г. по инициативе В. В. Федынского НИМГЭ была переведена в Геленджик, на черноморское побережье, в этот тогда мало кому известный маленький курортный городок, который в течение пяти лет стал центром морской геофизики великой страны. Отсюда формировались экспедиции и партии во все бескрайние просторы морей шельфа СССР и дружественных ему стран.

Я.П. с женой уехали из Челекена в Геленджик весной 1961г. Сюда же была переведена тематическая партия Маловицкого почти в полном составе. Именно эта партия была центром геологической мысли НИМГЭ, где анализировались все данные, собранные на всех морях. Однако любимым объектом исследований Я. П. оставался Каспий, хотя работы на Аральском , Черном и Азовском морях быстро расширялись.
http://www.gelendzhik.ws/content/view/123/41/1/1/

Начальник Каспийской экспедиции
Расширение работ на Каспийском море и перевод НИМГЭ из Челекена в Геленджик потребовал создания специального подразделения на Каспии.
Эта работа была поручена Я. П., который к этому времени уже проявил себя не только как талантливый ученный, но и как отличный руководитель.
В Красноводске, а затем в Баутино была организована база группы каспийских партий, которая затем стала экспедицией. Сейсморазведчики (Мерклин Л.Р., Шишанов Г.В., Абдеев М. М., ГросьВ. Ф., Бондаренко Б. А., Бабенко К. М., Гузев Ю. И., Коган Л. И., Коган Д. М., Хамраев Д. Ф., Бойко П. А., Золоторев Г. С., Хабибулин К. Х, и др.), электроразведчики ( Назаренко О., Полонский Ю, Кондрашева Н, Стриженок Г.и др), гравиметристы ( В. В Ласкина - патриарх НИМГЭ, Кочнев Ю., Тарасова Г., Мараев Л. И, Калиниченко В.и др.), магнитометристы ( Мирлин Е. Г., Жигунов Ю. Жигунова Л.) составляли каспийскую гвардию Маловицкого. В эти годы была выполнена 500000 комплексная съемка Среднего и Южного Каспия, что позволило Я. П. совершенно по-новому осветить геологическую историю развития этого крупнейшего осадочного бассейна и оценить богатейшие перспективы содержания здесь карбонатов.
В это же время разворачивались геофизические исследования на Аральском (Корсаков О.Д. и др.), Черном (Кочарянц Г. А., Бокун В., Бокун Р., Гольмшток А., Соловейчик Н., и др.) и Азовском ( Лупырь Р., Мокин Г.и др.) морях.
Несмотря на огромную занятость делами Каспийской экспедиции, Я.П. продолжал руководить тематической партией, куда стекались все данные, собранные в НИМГЭ. Именно в т/п Я. П. работал как ученный, безгранично влюбленный в свое дело. Обладая огромной трудоспособностью и талантом Большого геолога, он за сравнительно короткий срок с 59г. по 63 год смог проанализировать и обобщить новейшие данные морской геофизики по южным морям СССР: Аральскому, Каспийскому, Черному и Азовскому и представить результаты своих исследований в виде монографии и докторской диссертации. В этом объемном и содержательном труде Я. П. удалось представить в едином процессе геологическую историю развития осадочных бассейнов юга нашей страны и сделать целый ряд принципиально новых открытий в генезисе и развитии глубочайших осадочных бассейнов мира. Эти открытия нашли свое отображение и доказательство в защищаемых положениях его диссертации. В 1964г. в 32 года Я. П. после успешной защиты диссертации стал самым молодым доктором геолого-минералогических наук СССР.

Начальник Советско-Индийской морской геофизической экспедиции
В конце 50х и начале 60х годов 20 века сложились исключительно благоприятные отношения между СССР и молодой Индийской республикой, получившей независимость от Великобритании. Правительство Советского Союза оказывало молодой Индийской республике всестороннюю помощь в развитии национальной промышленности и науки, включая разведку недр и первостепенно нефти и газа.

Мингео СССР получило указание правительства провести региональные геологоразведочные работы в Индии, включая региональные морские геофизические работы на шельфе Индостана. Выполнить их было поручено Гелнджикскому отделению ВНИИГЕОФИЗИКИ, в которое переросла НИМГЭ в 1962г (директор А. П. Милашин). Начальником созданной морской Советско-Ииндийской геофизической экспедиции был назначен молодой д. г-м. н. Я. П. Маловицкий.

Было подготовлено первое специализированное отечественное сейсмическое судно <Академик Архангельский>, построенное в <Ленинской кузнице> по нашему проекту (Розман Б. О.) и оснащенное по последнему слову отечественной техникой (Гагельганц А. А.). Лучшие специалисты - морские сейморазведчики, гидрографы, моряки были направлены в эту экспедицию. Среди них: Шишанов Г., Грось В., Абдеев М., Воеводина А., супруги Смирновы, Глумов И., Дараков Е., Тулин- Брюховецкий , Руденко О., Хабибулин К., Золотарев Г., Вареник Н., Казаков О., супруги Тереховы, Лялины и др.
Экспедиция проводила исследования вокруг Индостана в Аравийском море и Бенгальском заливе. К этому времени возбуждение упругих волн уже осуществлялось не со шлюпки-взрывпункта, а с судна с помощью специально разработанной для этих целей плавающей взрывной магистрали - ПВМ (Гагельганц А. А., Коган Л. И., Челноков С. А, Захаров П. М. и др.). Это новшество кардинально изменило технологию морской сейсморазведки и повысило безопасность взрывных работ на море.
Однако в случае отказа подрыва, заряд превращался в плавучую мину, которую должен был уничтожать специальный катер, сопровождающий сейсмическое судно. Иногда это не удавалось и заряд уходил на дно, после того как из предварительно проколотой камеры выходил воздух. Работали морские сейсморазведчики интенсивно круглосуточно, и заряды терялись чаще чем ожидалось. Именно на этой основе начались раздоры между приглашенным в НИМГЭ известным капитаном дальнего плавания торгового флота Кузьминым и начальником экспедиции. Я. П. сам, а с ним и вся экспедиция, работал увлеченно и неистово. Перед ними раскрывались тайны строения шельфа и континентального склона Индостана. И, как увлеченный ученный, он упускал из виду некоторые свои административные обязанности начальника экспедиции. В глазах капитана, воспитанного <в лучших> традициях члена КПСС, это выглядело недопустимо. И вместо того, чтобы помочь молодому начальнику международной экспедиции, он начал писать во все инстанции, перечисляя все упущения Я.П., включая и случаи с отказавшими зарядами.
Не смотря на огромные достижения экспедиции, впервые осветившей глубинное строение индийского шельфа и континентального склона Индостана, доказавшей, вопреки мнению западных ученных, перспективность этого региона в содержании карбонатов (нефти и газа) и открывшей крупнейшую нефтяную структуру Бомбей - Хай, не смотря на просьбы коллектива экспедиции и индийских коллег, оценивших талант геолога Маловицкого, в 1965 году он был отозван в СССР и снят с должности начальника экспедиции.
Начальником экспедиции был назначен главный инженер НИМГЭ - ОМГР А. А. Гагельганц, глубоко уважаемый нами человек и талантливый морской геофизик - сейсморазведчик. Но несправедливое снятие Я. П. Маловицкого мы тяжело переживали. Очень страдал и Я. П., уже глубоко привязавшись умом и душой к Индии.
Получив строгий выговор по партийной линии, он вернулся к своему любимому Каспию, вновь возглавив Каспийскую экспедицию.
Однако связей с индийской экспедицией Я. П. не прерывал. Работая на два фронта, он по сути оставался ее главным геологом. По настойчивым просьбам индийских коллег и ходатайству А. А. Гагельганца, Я. П. был вновь направлен в Индию в ONGC для обработки и геологической интерпретации обширнейших сейсмических данных, полученных ИМГЭ. В конце 1967г. работы в Индии были успешно завершены, а составленный под руководством Я. П. и А. А. Гагельганца фундаментальный отчет о геологическом строении и оценке перспектив содержания углеводородов индийского шельфа, долгое время служил основой для планирования морских разведочных работ на нефть и газ на шельфе Индии.
Правительством Индии Я. П. был награжден золотой медалью, а его имя внесено в почетную книгу заслуженных нефтяников страны.


http://www.gelendzhik.ws/content/view/123/41/1/2/