?

Log in

No account? Create an account
 
 
12 August 2010 @ 05:00 pm
Иностранные компании в российской золотодобыче-1  
21.01.2009

Несмотря на то, что участие зарубежных промышленных и финансовых компаний в экономической жизни современной России – явление сравнительно новое и насчитывает чуть более десяти лет, анализ накопленного за это время опыта представляет значительный интерес.

В советский период российской истории иностранные компании к добыче полезных ископаемых не допускались. Исключение составили несколько первых послереволюционных лет, в течение которых была разрешена передача в концессию нескольких месторождений полезных ископаемых, в том числе золотосодержащих.

Пик концессионной деятельности пришелся на период с 1925 по 1926 годы, когда число таких предприятий достигло 82. Правда, наибольший интерес иностранный капитал проявлял к металлообрабатывающей, легкой и пищевой промышленности. Их привлекательность объяснялась простотой сбыта продукции на мировых рынках, быстротой оборачиваемости капитала. Но не была обойдена вниманием и советская горно-добывающая промышленнность. В ряде ее подотраслей значение концессий было достаточно велико. Так, к концу 1927 года они добывали более 62 % свинца, 40 % марганца, 35 % золота, около 12 % меди.

В 1925 году правительство выдало концессию на добычу золота в Бодайбинском районе Иркутской области сроком на 30 лет английской компании «Лена-Голдфилдс». (Это была весьма крупная концессия – вложения иностранного капитала составили 13 млн рублей). Однако работа этой компании была признана неудовлетворительной, и уже в 1930 году концессию расторгнули. Впрочем, справедливости ради следует отметить, что и со стороны местных органов власти зачастую имело место недоверчивое, придирчивое, а иногда даже враждебное отношение к концессионным предприятиям.

Так, при передаче все той же «Лене-Голдфилдс» заводов и приисков часть имущества, подлежащего передаче, была умышленно вывезена, не передана часть построек, скрыты инвентарные книги. У концессионеров возник конфликт с административными органами, своевременно не обеспечившими прииски необходимой охраной и не принявшими мер по борьбе с бандитизмом. В результате концессионер предъявил Государственному концессионному комитету иск на сумму 800 тысяч рублей. (И сегодня отношение к такой форме привлечения иностранного капитала неоднозначное. Так, Виктор Таракановский, председатель Союза старателей России, на основе собственного многолетнего опыта добычи золота считает, что концессионная форма передачи в пользование месторождений иностранным компаниям малоэффективна. По его мнению, концессионеры зачастую склонны к хищнической отработке месторождений, не заботятся о проведении геологоразведочных работ).

В более поздние периоды, когда золотодобыча осуществлялась государственными золотодобывающими предприятиями, контакты с зарубежными компаниями сводились в основном к закупке высокопроизводительной горной техники для разработки крупных и сверхкрупных месторождений полезных ископаемых, в том числе золота (Мурунтау, Кулар, Кальмакыр и др.).

В 90 х годах прошлого столетия, с изменением общественного строя в бывших советских республиках, на фоне все большей открытости экономик интерес европейских и североамериканских компаний к сырьевым отраслям хозяйства стран СНГ резко возрос. Это объясняется, прежде всего, истощением сырьевых ресурсов в большинстве развитых и многих развивающихся странах и наличием большого числа месторождений золота в России и государствах СНГ.

Нельзя не отметить, что сегодня движение не является односторонним – российские золотодобытчики также имеют свои финансовые и производственные интересы в других странах и не меньше, чем их зарубежные партнеры, заинтересованы в расширении сотрудничества.


Инвесторы и инвестиции – первая волна
В начале 90 х российскую золотодобывающую промышленность охватил кризис, приведший не только к значительным потерям золотовалютных резервов, но и спровоцировавший множество социальных проблем, поставивший тысячи работников отрасли в очень тяжелое положение. Причинами сложившейся ситуации была неадаптированность созданной еще в условиях плановой экономики структуры отрасли, организации ее руководства и финансирования к новым экономическим условиям, а кроме того – непомерно высокие налоги, взлетевшие вверх цены на материалы и услуги, неразвитость рынка золота. Особенно негативную роль сыграли налог на добавленную стоимость и таможенные платежи за ввозимое оборудование, существенно повысившие себестоимость добытого металла. Если говорить о стратегии развития отрасли, то еще во времена СССР в нее были заложены такие противоречия, как преимущественная добыча золота из быстро иссякающих россыпей при существенном преобладании запасов металла в рудных месторождениях и приоритетное финансирование освоения рудных месторождений в азиатских и закавказских республиках при ограничении капиталовложений в России.

После дефолта 1998 г. в золотодобывающей промышленности России произошла некоторая стабилизация. Было остановлено многолетнее падение добычи металла, благодаря вводу новых мощностей, прежде всего, на рудных месторождениях (Олимпиадинское, Кубака), при уменьшении добычи из россыпей. Вместе с тем, освоение крупнейшего месторождения Сухой Лог задерживается уже многие годы по ряду причин, в том числе из-за неразработанности правовых основ привлечения иностранных инвестиций. Следует отметить, что на протяжении 90 х годов российская экономика не располагала свободными финансовыми резервами, которые можно было бы инвестировать в освоение сырьевых ресурсов. (Да и при их наличии в настоящее время, отечественные инвесторы не торопятся вкладывать средства в разведку и добычу полезных ископаемых).

Именно к 90 м годам приурочена первая волна прихода иностранных горно-рудных компаний в золотодобычу России и других стран СНГ. В это время в России и в азиатских республиках СНГ проводили поиски или осуществляли проектирование и разработку месторождений металлов, прежде всего золота, до 80 компаний из США, Австралии и Канады.

Первый опыт работы иностранных компаний на обширных просторах постсоветского пространства оказался для большинства не слишком удачным. Многие из компаний, присоединивших активы месторождений России и других стран СНГ, увеличивали свои запасы и капитализацию, выходили с акциями на международные рынки, но... одновременно с этим прекращали свою деятельность в странах СНГ. Причина: в условиях работы, отсутствии стимулов к расширению деятельности. Россию того времени отличали слишком высокие риски, нестабильная политическая обстановка, сложная и неустойчивая система налогообложения при чрезвычайно высоком уровне налогов и платежей, разрастающаяся бюрократическая система управления с алчными коррумпированными чиновниками.

Помимо того, на это же время пришлось перманентное снижение цены золота на мировых рынках при высокой себестоимости его производства. Все вместе это привело к уходу многих иностранных компаний из российской золотодобычи. Среди них оказалиь и такие крупные компании со значительными зарубежными активами, как RTZ (Великобритания), Сyprus Amax, Echo Bay Mines и Newmont (все Северная Америка), Troy Resources (Австралия), Pan American Silver и даже Barrick Gold (Канада). Оставленные уходящими компаниями месторождения через несколько лет начали отрабатываться другими фирмами или совместными предприятиями. Некоторые компании вернулись, некоторые хотели вернуться, но это оказалось невозможным. Так, не получила такой возможности австралийская Mining Star, оставившая в свое время Сухой Лог как неперспективный объект.

Итак, только единицам из числа иностранных компаний удалось удержаться в российской золотодобыче с 1990 х до начала 2000 х гг. Кроме высокого уровня организации работы и готовности терпеливо дожидаться лучших времен, их стабильности в значительной степени способствовал удачный выбор месторождений.

Яркий пример сочетания этих факторов – добыча золота совместным российско-канадским ОАО «Омолонская золотодорудная компания (ОЗРК)» на месторождении Кубака (Магаданская область). В настоящее время канадская сторона представлена в СП корпорацией Kinross.

«ОЗРК» была создана в 1993 г. канадской Cyprus Amax (53,7 % акций) и несколькими российскими компаниями. Позднее холдинг был реорганизован в Kinross Corp., которой в настоящее время принадлежит 98,1 % акций ОАО «Омолонская золоторудная компания». В том же году ОЗРК выиграла тендер на разработку месторождения Кубака. В конце 1997 г. было получено первое кубакинское золото (в сплаве Доре), что ознаменовало первый опыт успешного сотрудничества частной российской горно-рудной компании с канадскими коллегами. Это было обеспечено созданием современного производственного комплекса, грамотным решением социальных вопросов. Основная часть эксплуатируемого технологического оборудования поставлялась на рудник из США. Для реализации проекта освоения Кубаки из разных источников привлечено 185 млн долл.

Предприятие, работающее на уровне мировых стандартов, имеет важное социально-экономическое значение для региона и российской золотодобывающей отрасли в целом. От других предприятий области Кубакинский рудник выгодно отличается как по производственным показателям (производство золота на одного работника и высокая извлекаемость металла из руды при применении традиционной технологии цианирования), так и по условиям труда и отдыха персонала, уровню заработной платы.

Ежегодно «ОЗРК» производила 12–13 т золота, сохраняя этот уровень добычи и в период минимальных мировых цен на золото. Но с 2003 г. начало проявляться истощение запасов Кубаки, что сразу отразилось на суммарной добыче не только Магаданской области, но и российской золотодобыче в целом. В 2004 году здесь было добыто около 4 тонн золота, в 2005 г. – 4,7 т.

По сведениям, исходившим от руководства компании, планировалась ликвидация предприятия после того, как будет завершена отработка опытно-промышленного карьера на Биркачане, отработано подземным способом рудное тело в Центральной зоне и завершена переработка руды из отвалов Кубаки. Однако, по последним сведениям, сегодня о ликвидации «ОЗРК» нет и речи. Из материалов «НБЛзолото» известно, что Kinross Gold получила права на разработку золоторудных месторождений Ороч и Перекатное в Магаданской области. Кроме того, продолжится разработка золоторудных месторождений Кубака и Биркачан. Месторождение Ороч находится в Северо-Эвенском районе, в 80 километрах южнее рудника Кубака. Суммарная оценка разведанных запасов и прогнозных ресурсов золота составляет здесь более 30 т, серебра – 1,5 тыс. т. Запасы золота на Биркачане – 33 тонны при среднем содержании 15 г/т. Имеются хорошие перспективы выявления месторождения, по размерам близкого к Кубаке. В 1999–2000 гг. «ОЗРК» уже провела там поисковые, а в 2001 г. – оценочные работы.

В 2006 году компания сосредоточила свою геологоразведочную деятельность на разведке карьерных запасов и оценке флангов Биркачана. По данным УПР по Магаданской области, на эти цели она потратила свыше 200 млн руб. Сотрудничество с канадской стороной позволило создать на месторождении современный комплекс по добыче руды и извлечению металла. Успех предприятия в значительной степени был обеспечен компактным размещением рудных тел, значительными запасами и высоким содержанием золота и серебра. Так, первоначальные общие запасы золота на месторождении составляли 83 т золота при среднем его содержании 16,4 г/т (в запасах высоких категорий – 20,9 г/т). Полноценная замена Кубаки до сих пор не разведана ни в Магаданской области, ни в других регионах России. Перспективы восполнения отработанных ресурсов Кубаки для отрасли в целом в настоящее время связываются с разведкой золоторудных тел рудного поля Купольное на Чукотке и месторождения Благодатное в Красноярском крае, также характеризующихся крупными запасами и высоким содержанием золота. Опыт освоения новых месторождений, накопленный «ОЗРК», полезно использовать другим совместным предприятиям, поскольку Кубака – действительно новое и позитивное явление в жизни крайнего Северо-Востока России.

Bema Gold Corporation (BGC) – одна из немногих фирм, задержавшихся в России с 90 х гг. прошлого столетия. Средняя по мировым масштабам транснациональная компания, предприятия которой ведут разведку и разработку золоторудных месторождений в России, ЮАР, Чили и Канаде, зарегистрирована в Канаде. В России работает с июня 1998 г., после того как приобрела 79 % активов проекта разработки богатого золотосеребряного месторождения Джульетта (рудник запущен в 2001 г.) в составе СП с российскими партнерами (ЗАО «Омсукчанская горно-геологическая компания»). В строительство рудника Джульетта за 9 месяцев 2000–2001 гг. было вложено 23 млн дол. США.

Bema выполняет также большой объем геологоразведочных работ и успешно наращивает запасы на чукотском месторождении Купол. (В 2002 г. она выкупила 75 % акций этого месторождения). Разведка месторождения Купол на Чукотке является еще одним примером успешного сотрудничества канадских и российских золотодобытчиков. Геологоразведочные работы там ведет совместное предприятие ЗАО «Чукотская горно-геологическая компания», контрольным пакетом акций (75 %) которой владеет Bema Gold.

Оба месторождения отличаются высоким содержанием золота и серебра в руде (Джульетта – 24,7 г/т Au и 407,5 г/т Ag, Купол – 18,4 г/т Au и 243 г/т Ag). По данным Союза золотопромышленников, в 2003 году на руднике Джульетта было добыто 3,6 т золота по цене $148 долларов за унцию или $3,79 за грамм, в 2005 г. – 2,8 т. Промышленную добычу золота на Куполе планируется начать в 2007 г. Проектируемый уровень годовой добычи составит 14,5 т золота (операционные издержки $111 за унцию) и 156 т серебра в год. Геологическая разведка Купола, которую активно ведет компания, позволит довести его запасы и ресурсы до уровня крупного и сверхкрупного объекта недропользования. В связи с этим рост капитализации компании может вывести ее в число крупнейших золотодобытчиков мира. Уже в мае 2004 компания сообщила, что по результатам разведочного бурения общие запасы месторождения для открытой и подземной добычи составили 132 т золота и 1740 т серебра, а в 2005 г. эти значения выросли до 149,28 т и 1813 т соответственно.

Компания Bema Gold Corporation является финансово устойчивым участником рынка, она зарегистрирована на нескольких золотых биржах Европы и Северной Америки, в том числе на AIM (Alternativ Investment Market – AIM, Лондон). Отчеты компании регулярно помещаются на ее сайте и рассылаются по электронной почте. Зарубежные активы отличаются значительно более высокими издержками производства по сравнению с российскими. Разведку и освоение Купола руководство компании считает своей главной задачей и готово вложить в проект 400 млн долларов.

Знаковым событием прошлого года на рынке золота явилось слияние активов Bema Gold и Kinross Gold. Создаваемая новая компания будет владеть девятью месторождениями золота в пяти странах. В 2006 году производство обеих компаний составило 1,8 млн тройских унций эквивалентного золота. К 2009 году оно вырастет на 56 %, до 2,8 млн унций. Ресурсы и резервы будущей компании оцениваются в 50 млн унций золота (1555 т), 80 млн унций серебра (2488 т) и 2,9 млрд фунтов меди (13 млн т). После завершения сделки 61 % новой компании будет принадлежать акционерам Kinross, 39 % – акционерам Bema. Новая геологоразведочная компания, которую создают канадские золотодобывающие Bema Gold и Kinross Gold, планирует в ближайшее время начать геологоразведочные работы на золото- и серебросодержащих Восточно-Купольной и Западно-Купольной площадях (Чукотка) совместно с администрацией Чукотского АО.

К немногим ветеранам золотодобычи в России относятся также канадская High River Gold Mining (HRGM) и европейская Celtic Resources (CER), существенно, впрочем, различающиеся своими успехами в освоении российских месторождений.

High River Gold Mines (HRGM) – одна из немногих иностранных компаний, успешно действующих в России с 1995 г. В 2004 г. она объявила о планах увеличения своей доли участия в ОАО «Бурятзолото» до 100 %. HRGM отличается активными связями с зарубежными финансовыми структурами (ЕБРР и др.), прозрачностью финансовой политики, значительными затратами на геологоразведочные работы. Она прошла процедуру листинга в Канаде. Кроме России ведет работы в Буркина-Фасо и Канаде. При этом средние денежные затраты этой компании в Канаде в 2003 г. составили 329 долл. за унцию, тогда как на российских объектах добычи этой компании затраты – 194 долл. за унцию; на Зун-Холбе – 215 долл. за унцию). Вместе с тем, несмотря на стабильно растущую последние 5 лет добычу золота, представляется проблематичной обеспеченность предприятий ОАО «Бурятзолото» запасами.

Богатые месторождения Зун-Холба и Ирокинда (среднее содержание золота 17,5 г/т) успешно отрабатываются (до 5 т золота в год), но их запасы не восполняются геологоразведочными работами. Для устойчивого развития компании требуется дальнейшее приращение ресурсов за счет поисково-разведочных работ и новых приобретений.

Положение может улучшиться с освоением золото-полиметаллического месторождения Березитовое в Амурской области, приобретенного High River Gold в 2002 г. Содержание золота в руде Березитового составляет 3,3 г/т при общих запасах 32,7 т. В июне 2004 г. компания завершила ТЭО проекта, а в 2005 г. – проект строительства рудника, предусматривающий строительство карьера, золотоизвлекательной фабрики, жилого поселка и создание соответствующей инфраструктуры. Строительство планировалось осуществить в 2006–2007 гг. с вводом рудника и получением продукции в 2007 г. Добыча и переработка руды должна составить 1,5 млн тонн в год, золота – 3 т. Капитальные затраты по проекту оцениваются в $60 млн. Пока же акции ОАО «Бурятзолото» характеризуются на рынках России и Германии низкой ликвидностью.

Ирландская компания Сeltic Resources (CER) является практически транснациональной, ее золотые активы размещены в России и Казахстане. В России основным активом компании до 2006 г. были акции Южно-Верхоянской горно-добывающей компании (ЮВГДК), которой принадлежит лицензия на освоение Нежданинского месторождения, второго в России по запасам золота. Но при сверхкрупных запасах мышьяксодержащие руды месторождения характеризуются сложностью для извлечения из них золота. Сeltic приобрела свою долю в этом месторождении еще в 1996 г., но не нашла средств на освоение такого капиталоемкого объекта, каким является Нежданинское месторождение. Видимо, поиски средств привели руководство компании в 2003 г. к варианту обмена с Инвестиционной группой «Алроса» 23 % своих акций на оставшиеся 50 % акций Нежданинского месторождения, что могло увеличить рыночную капитализацию компании и стоимость ее акций.

Однако осенью 2005 г. компания «Полюс», лидер российской золотодобычи, купила три якутских золоторудных компании, а вместе с ними Нежданинское месторождение. Контрольные пакеты акций «Алданзолота», Южно-Верхоянской горно-добывающей компании и Якутской горной компании были куплены «Полюсом» у «Алросы». «Полюс», золотодобывающая «дочка» «Норильского никеля», и до этого был крупнейшим российским производителем золота. Теперь же догнать его в России не удастся никому: текущая добыча компании достигнет 40 % всего извлекаемого в стране золота, а запасы – более половины. ЗАО «Полюс», по сути, удалось получить контроль над Нежданинским золоторудным месторождением. Celtic Resources не смогла помешать акционерам ЮВГК провести собрание, которое одобрило эмиссию акций на 25 млн рублей и привлечение займа у основного акционера – выделяемой из «Норникеля» золоторудной компании «Полюс Золото». По словам президента «Полюса» Е. Иванова, компания намерена вложить в развитие якутских активов около 500 млн долл.

Таким образом, из первой волны иностранных золотодобытчиков на российском рынке золота рубеж 2000 года успешно перешагнули всего несколько компаний, осуществлявших не более 5 проектов. Неудачных же иностранных проектов было намного больше. Аналогичная картина наблюдалась и в других странах СНГ, где в 90 е годы к успешным можно отнести единичные проекты по добыче золота, осуществляемые на крупных или сверхкрупных месторождениях (Мурунтау в Узбекистане, Кумтор в Кыргызстане).

Окончание см.
http://iv-g.livejournal.com/231167.html