?

Log in

No account? Create an account
 
 
30 June 2010 @ 10:00 am
Интервью главы "Газпром нефти" Александра Дюкова  
Газета «Коммерсантъ» № 114 (4414) от 29.06.2010

Сегодня "Газпром нефть" проведет годовое собрание акционеров. О том, какие активы интересны компании, а какие она покупать не собирается, а также о перспективах изменения системы налогообложения нефтяников и их проблемах с Федеральной антимонопольной службой, "Ъ" рассказал председатель правления "Газпром нефти" АЛЕКСАНДР ДЮКОВ.

— "Газпром" начал передачу компании своих нефтяных месторождений, как вы будете за них расплачиваться?

— По каждому месторождению составлен индивидуальный план-график передачи. Дальше всего мы продвинулись в передаче Новопортовского и Восточной части Оренбургского месторождения и в этом году планируем ее завершить. Одновременно мы ведем разработку планов перспективного развития месторождений. По Оренбургскому месторождению "Газпром нефти" уже переданы полномочия единоличного исполнительного органа, утверждена программа развития до 2014 года. Что касается алгоритма передачи месторождений, то он следующий: на первом этапе "Газпром нефть" через допэмиссию входит в капитал компаний, владеющих лицензиями, оплачивая взнос денежными средствами, а затем производит выкуп доли "Газпрома" в этих компаниях.

— Раньше вы говорили о возможности выпуска допэмиссии акций "Газпром нефти" в пользу "Газпрома", чтобы расплатиться за месторождения. От идеи отказались?

— Допэмиссия — один из инструментов, который в перспективе может быть использован.

— Получит ли "Газпром нефть" шельфовое Приразломное месторождение?

— После его ввода в эксплуатацию, которая запланирована на следующий год.

— И "Газпрому" будут компенсированы все затраты?

— Все сделки по передаче лицензий и других активов, включая понесенные капитальные затраты, будут абсолютно рыночными. По каждому месторождению уже сделана или будет проведена оценка, определена справедливая рыночная стоимость, по ней и будут производиться расчеты.

— Один из вариантов разработки Приразломного месторождения предусматривал строительство НПЗ, это актуальный проект?

— Мы сомневаемся в целесообразности проекта, но это одна из опций, которая должна быть рассмотрена. Однако уже сейчас можно сказать, что объемов добычи на Приразломном будет недостаточно, чтобы сделать проект эффективным. Необходимым условием является вовлечение в переработку всей нефти, которая будет добываться в этом регионе.

— "Газпром нефть" соответствует требованиям, которые закон предъявляет к недропользователям шельфа. Вы просили у государства лицензии?

— Работа на шельфе — одно из стратегических направлений нашего развития. Пока мы подали две заявки на участки арктического шельфа в Печорском море.

— Партнеров привлекать будете?

— По каждому конкретному месторождению должно приниматься индивидуальное решение. Если разработка месторождения является технологически сложной или капиталоемкой, то привлечение партнеров целесообразно.

— Компании интересно увеличить free float, который сейчас менее 5%?

— Для компании увеличение free float через эмиссию акций — это инструмент привлечения дополнительного финансирования. Однако в данный момент такой потребности нет, поэтому пока увеличение free float для "Газпром нефти" неактуально.

— Это повысит ликвидность бумаг?

— В теории, чем выше ликвидность бумаг, тем ближе капитализация компании к ее справедливой стоимости. Однако в случае проведения IPO либо SPO нашему основному акционеру придется отдать часть доходов от роста стоимости компании в будущем за повышение точности отражения цены актива в бухгалтерском учете. На наш взгляд, это неоправданно высокая цена за точность учета. IPO и SPO будут целесообразны только в случае возникновения потребности в привлечении дополнительного финансировании либо у компании, либо у "Газпрома". Пока ее нет.

— В середине 2009 года томские чиновники говорили, что у "Газпром нефти" есть опцион на покупку в 2011 году второй половины "Томскнефти" у "Роснефти", это так?

— Совершенная в конце 2007 года сделка (по приобретению "Газпром нефтью" 50% "Томскнефти" у "Роснефти".— "Ъ") не предполагала никаких опционов ни в пользу "Газпром нефти", ни в пользу "Роснефти".

— Приобретение других активов не обсуждается? Сейчас серьезные проблемы у ВР, а "Газпром" традиционно называют претендентом на долю британцев в ТНК-ВР.

— Мы с таким предложением не обращались, и ВР его нам тоже не делала. Вполне вероятно, что BP будет вынуждена продать ряд активов, но если доля в ТНК-ВР и попадет в список, то вряд ли BP начнет с нее. ТНК-ВР генерирует значительный денежный поток, но при этом по ряду причин мультипликаторы стоимости, применяемые для ТНК-ВР, значительно ниже, чем у других активов ВР. Поэтому мы не верим в продажу доли в ТНК-ВР в ближайшее время.

— По какой схеме будет делиться "Славнефть"?

— Кто сказал, что это обязательно произойдет? Периодически мы с ТНК-ВР включаем этот вопрос в нашу повестку по "Славнефти". Результатом стал раздел сетей АЗС в Белоруссии, Ярославской, Ивановской и Костромской областях. Мы выделяем за периметр "Славнефти" в отдельный проект разработку Мессояхинского месторождения. Сейчас вопрос раздела обсуждается вновь, но это совсем не означает, что раздел состоится в скором будущем или среднесрочной перспективе.

— Весной "Газпром нефть" завершила сделку по приобретению Sibir Energy, купив акции, за которые спорили Шалва Чигиринский и Руслан Байсаров. Долг Чигиринского перед Sibir в $400 млн погашен?

— Да, погашен.

— Вы готовы уступить московскому правительству 6% Sibir Energy, чтобы они могли довести свой пакет до 25%?

— Готовы, и решение о продаже принято.

— За сколько вы продаете акции?

— По рыночной цене.

— Вы хотите купить долю в Павлодарском НПЗ?

— Это интересный актив. И если мы получим предложение от его владельцев, мы его изучим.

— Две недели назад "Газпром" и Shell обсуждали возможность сотрудничества в Европе, в том числе в переработке. Интересуют ли вас какие-либо активы Shell?

— Мы не ведем переговоры с Shell о покупке принадлежащих им перерабатывающих мощностей. У Shell есть интересные активы в Европе, но они не выставлены на продажу.

— А с другими компаниями, например Total?

— Не могу сказать, что покупка перерабатывающих мощностей в Европе является для нас первейшим и наиважнейшим приоритетом. Скорее, мы рассматриваем эти возможности как оппортунистические проекты. Если представится возможность приобрести современные эффективные мощности по приемлемой цене, тогда я не исключаю возможность покупки. Но если в ближайшее время нам не удастся ничего приобрести из нефтеперерабатывающих мощностей в Европе, мы не расстроимся. Для нас приоритетом являются инвестиции в добывающие проекты, модернизацию НПЗ, расширение розничной сети в регионах, где у нас есть перерабатывающие мощности, в том числе на Балканах.

— Когда компания войдет в проект "Анаран" в Иране?

— Мы находимся в переговорном процессе. Договоренности могут быть достигнуты уже этим летом.

— Вы не корректировали стратегию развития?

— Мы регулярно проводим ее актуализацию. Последний раз она была обновлена и одобрена советом директоров в прошлом году. В конце этого года мы собираемся провести процедуру актуализации снова.

— Вы ждете изменения системы налогообложения нефтяной отрасли?

— Определенные изменения уже произошли. Результатом стала возможность компаний мобилизовать дополнительный инвестресурс и переломить наметившийся три года назад тренд снижения добычи. Однако резервы повышения эффективности за счет оптимизации системы налогообложения еще есть. И Минэнерго, понимая это, приступило к разработке генсхемы развития нефтяной отрасли, одной из задач которой является разработка нового налогового режима. Система должна стать гибче. Проще и правильнее начать ее модернизацию с налогообложения новых месторождений. Основным рассматриваемым вариантом является подход, предусматривающий снижение экспортной пошлины и введение нового налогового инструмента — НДД, налога, облагающего не бухгалтерскую прибыль за определенный период, а свободный денежный поток. Пока что данный подход — снижение экспортных пошлин и введение НДД — является всего лишь хорошей идеей, которую необходимо проверить на модели, прогнав через нее конкретные новые месторождения, чтобы определить ее право на жизнь и конкретные параметры налогового режима.

— Что вам отвечают чиновники, в частности Минфин?

— Пока у такого подхода нет противников.

— В какие сроки может быть завершена работа?

— Подготовка предложений и конкретных мер должна стать частью разработки генсхемы развития отрасли. Предполагается, что она будет завершена осенью.

— Новая налоговая система сможет полностью заменить существующую?

— В ближайшее время по понятным причинам, связанным с проблемами администрирования, нет. Скорее всего, произойдет изменение режима и на традиционных месторождениях, но непринципиальное. Ввод НДД для них пока невозможен, а снижение экспортной пошлины может только сопровождаться ростом НДПИ, чтобы сохранить поступления в бюджет. Для этих месторождений потребуется более тонкая настройка, а на это уйдет больше времени.

— После того как позицию Федеральной антимонопольной службы (ФАС), обвинявшей нефтяников в монополизме, поддержал Высший арбитражный суд (ВАС), вы готовы пойти на мировую со службой?

— Исходя из заявлений, сделанных ФАС, она не расположена к заключению мирового соглашения. Мы никаких шагов в этом направлении тоже не предпринимали и пока не планируем. Мы по-прежнему считаем обвинения в наш адрес необоснованными. Решения ВАС поддержать ФАС в споре с ТНК-ВР вызывает по меньшей мере удивление. Не нужно быть специалистом, чтобы понимать, что бензины с октановым числом 76 и числом 98 не являются взаимозаменяемыми нефтепродуктами, также как арктическое дизельное топливо и летний дизель. Что рынок бункеровки судов и рынок ЖКХ — два разных рынка, равно как рынки Чукотки и, скажем, Калининграда. Однако ФАС разницы между ними не видит. А раз так, то можно применить крайне непрозрачный "критерий рентабельности" и трактовать его по своему разумению. Не говоря уже о большом количестве процессуальных нарушений, совершенных ФАС. В этой связи поддержка ВАС вызывает озабоченность. Служба может вообще перестать утруждать себя сбором фактов, их анализом и обоснованием своей позиции в судах.

— Вы можете уступить ФАС и формировать цену продаж по предложенной формуле.

— Логика netback — равноэффективности экспорта и внутреннего рынка,— предложенная ФАС, на наш взгляд, в отношении нефтепереработки неприменима. НПЗ в Омске и Москве строились для того, чтобы обеспечить спрос на нефтепродукты в этих регионах, а не в Роттердаме. Для обеспечения его потребления нужно строить НПЗ там. А то, что частично произведенные в России нефтепродукты экспортируются,— вынужденная мера. Одно из последствий применения формулы — снижение загрузки НПЗ, поскольку в случае перехода на ценообразование по формуле ФАС netback от нефтепереработки будет хуже netback от экспорта нефти. Как следствие, возникновение дефицита бензинов. В-третьих, перераспределение доходов от реализации нефтепродуктов в пользу посредников. В-четвертых, изъятие у нефтепереработчиков той маржи, которая в настоящее время направляется на модернизацию НПЗ.

— Как тогда определить приемлемый уровень цен на нефтепродукты?

— По вопросу формульного ценообразования у нас с ФАС есть идеологические расхождения, и я не уверен, что в ближайшее время нам удастся найти компромисс. Поэтому единственным решением является развитие инструмента биржевой торговли.

— Сколько вы готовы продавать на бирже?

— Хотя сама по себе реализация через биржу ничего не дает нефтяным компаниям с точки зрения повышения эффективности продаж, мы готовы увеличивать объемы биржевой торговли и продавать не менее 10% нефтепродуктов. Единственное, хотелось бы, чтобы ФАС сначала документально зафиксировала параметры биржевых продаж — объемы, временной период, виды нефтепродуктов, рынки,— при соблюдении которых служба будет рассматривать цены, установленные на бирже, как справедливые рыночные цены.

— "Газпром нефть" сможет вовремя перейти на новые техрегламенты?

— Единственное, что беспокоит — наличие серьезной регулятивной проблемы. Когда мы говорим о новых стандартах моторного топлива, то почти всегда упоминаем слово "евро", однако наш российский стандарт предусматривает понятие не "евро", а "класс", и между ними есть принципиальное отличие. "Евро" не регулирует параметры октанового числа в топливе, а "класс" — регулирует. В соответствии с российским техрегламентом, с 2012 года будет запрещено выпускать бензин с октаном ниже 95-го. Однако абсолютно очевидно, что радикального обновления парка за оставшиеся полтора года не произойдет, и в результате многим автомобилистам придется поставить машины на прикол, а нефтяникам значительный объем невостребованного на внутреннем рынке высокооктанового бензина придется экспортировать. В связи с этим представляется целесообразным, как и везде в мире, отменить регулирование октана, сделав этот процесс эволюционным. Не производитель топлива, а автолюбитель и производитель автомобилей должны определять, когда и какое октановое число им необходимо.

— Менеджеры СИБУРа, где вы возглавляете совет директоров, не готовы вернуться к идее выкупа компании?

— Проект утратил свою актуальность. Процесс был инициирован в 2008 году Газпромбанком (основной акционер компании.— "Ъ"). Мировая экономика входила в кризис, и банки уже с начала 2008 года начали испытывать серьезные проблемы с ликвидностью. Газпромбанк был заинтересован в быстрой продаже актива. Менеджмент компании в тот момент был, пожалуй, единственным покупателем, готовым на такую быструю сделку без проведения необходимых процедур, проверок и изучения предприятия, поскольку хорошо знал актив. Но финансовый рынок закрылся раньше, чем удалось закрыть сделку, а сейчас банк проблем с ликвидностью уже не испытывает.

— А возможность IPO СИБУРа не рассматривается?

— В настоящий момент нет, не рассматривается, поскольку у компании нет необходимости в привлечении дополнительного капитала для финансирования инветспрограммы. Однако в будущем IPO может быть проведено.

— Вы являетесь президентом футбольного клуба "Зенит". Можете назвать бюджет клуба?

— У "Зенита" не самый большой бюджет среди российских клубов. При этом без учета доходов, получаемых клубами от спонсоров, "Зенит" имеет самую большую выручку от мерчандайзинга, продажи билетов и прочей деятельности — свыше $40 млн.

— А кто акционер?

— Компании группы "Газпром".

— UEFA хочет привести доходы клубов в соответствие с расходами, это станет проблемой для "Зенита"?

— Вообще-то почти у всех российских клубов, включая "Зенит", доходы соответствуют расходам, другое дело, что доля, которая приходится на поступления от акционеров и спонсоров, выше, чем у клубов в Европе. Но российский футбол обладает серьезным резервом для роста доходов. Доходы от продажи телевизионных прав и так называемая выручка в дни матчей могут быть существенно увеличены. Для сравнения: доходы Российской футбольной премьер-лиги от телевизионных прав в настоящий момент составляют менее €20 млн в год, в то время как турецкий чемпионат с осени будет получать с телевидения €270 млн.

— Когда будет завершено строительство стадиона "Зенит" в Петербурге?

— Мы надеемся, что осенью следующего года.

— Он получился одним из самых дорогих в мире в пересчете на одно посадочное место. Почему?

— Строительство ведет город, и бюджет нам неизвестен. Но возводится один из самых современных и комфортабельных стадионов в Европе. К определенному удорожанию привела и подача заявки на право проведения чемпионата мира, и необходимость приведения стадиона в соответствие с новыми требованиями ФИФА. Конечно, можно построить и более дешевый стадион, но уже через пять-десять лет он будет даже не обычной, а устаревшей ареной.

— В каком объеме "Газпром нефть" будет финансировать строительство "Охта-центра"?

— Часть площадей будет занята компаниями группы "Газпром", а оставшиеся будут сдаваться в аренду или могут быть проданы. В этой связи планируется привлечь финансирование от компаний группы, банков и прочих организаций, заинтересованных в приобретении или аренде площадей. Объем финансирования со стороны "Газпром нефти" пока назвать не могу.
http://kommersant.ru/doc.aspx?fromsearch=10633667-76c7-470b-a2bf-93da1792dbf0&docsid=1399494