?

Log in

No account? Create an account
 
 
15 June 2011 @ 03:10 pm
США: энергетика и политика в Евразии  
07-06-2011
'Asia Times online ', Китай (Гонконг)
М.К. Бхадракумар был дипломатом индийского министерства внешних отношений. Его назначения включали Советский Союз, Южную Корею, Шри-Ланку, Германию, Афганистан, Пакистан, Узбекистан, Кувейт и Турцию.

...
После необъяснимого периода затишья, начавшегося с момента ухода Буша с поста президента в начале 2009 г., на арену вернулся специальный представитель США по евроазиатской энергии Ричард Морнингстар.

Если на прошлой неделе его свидетельство на слушаниях в Комитете по иностранным делам Палаты представителей США несло одно-единственное послание, то оно заключалось в следующем: евроазиатская энергетическая стратегия США осталась «неизменной» по сути, а именно — бросить вызов российскому потенциалу использования Россией огромных резервов экспортёра энергии, чтобы воскреснуть великой державой на мировой сцене.

Геополитическая программа евроазиатской энергетической стратегии США была озвучена (с характерной туповатостью) на тех же слушаниях в Конгрессе известным экспертом по России Ариэлем Коэном. Может, и не было ничего поразительно нового в тезисах Коэна о российской «экспансионистской программе» в энергетической политике, но, тем не менее, их стоит повторить ещё раз, поскольку они обеспечивают фон заявлениям Морнингстара. Тот был ограничен нормами дипломатического протокола и воздержался от прямой критики России, поскольку администрация Обамы занята в данный момент «перезагрузкой»:

1. Кремль рассматривает энергию в качестве инструмента проведения агрессивной внешней политики.
2. Уровень зависимости Европы от России в энергетике неприемлемо высок.
3. Россия пытается вытеснить США с энергетических рынков Центральной Азии и Каспия.
4. Россия использует энергию для привлечения Индии, Юго-Восточной Азии, Ближнего Востока, Африки и Латинской Америки.
5. Россия принуждает соседние страны вести экспорт энергоносителей по её трубопроводам.
6. Отсутствие «правовых норм» не даёт западным компаниям войти в российский энергетический сектор.
7. Россия остаётся безразличной к развитию энергетических связей с США.

Коэн достаточно открыто говорил о геополитике. Первое его положение — европейский спрос на энергию, скорее всего, будет расти и может привести к большей зависимости от России, что подразумевает серьёзный вклад в связи Москвы с Европой.

Дело в том, что США осознают: Москва будет использовать растущие энергосвязи для установления стабильных отношений со странами Западной Европы, а это может ослабить дух евроатлантизма и шаг за шагом ослаблять трансатлантическое лидерство США.

Второе. Германия приняла стратегическое решение об отказе от ядерной энергии, вместо этого увеличив импорт энергии из России. С точки зрения США, у постоянно растущих русско-немецких связей есть не только исторический резонанс большого значения для всей европейской безопасности, но они могут существенно ослабить европейское единство и поддержку НАТО, которым США орудуют, как основным инструментом в проведении своей глобальной стратегии.

Третье, Россия стремится выйти из роли энергетического экспортёра Европы и участвовать в континентальной системе распределения энергии и её перепродаже. Европа может встать «перед лицом сложного выбора между ценой и стабильностью энергопоставок — и поддержкой США по ключевым вопросам».

И, наоборот, Коэн предчувствует: «По мере роста цены на нефть, вполне можно ожидать возвращения российской наглости». Что это такое — «наглость»? В терминах геополитики это значит более напористую Россию в мире.

...
Интересно, что в этом контексте Коэн упомянул Ливию. Он заявил, что Россия «искала возможности вновь включиться в столетний баланс сил на Ближнем Востоке», и Сирия — как Индия в азиатско-тихоокеанском регионе — служит опорой, потому Москва » и восстанавливает морские базы в Тартусе и Ладакии и, как в случае с Индией, «снабжает современным оружием».

Четвёртое. Россия поддерживает ШОС в качестве привилегированного заповедника, куда не допускаются США, особенно — в его разрастающийся энергоклуб. ШОС включает Китай, Казахстан, Киргизию, Россию, Таджикистан и Узбекистан.

...
Москва обходит США, быстро выстраивая отношения с Пакистаном. Решающим направлением в этих стремительно растущих связях становится энергетическое. Москва начала с Пакистаном обсуждение механизма партнёрства в проекте трубопровода ТАПИ (Туркмения — Афганистан — Пакистан — Индия).

...
Дело в том, что до сих пор США одобряли ТАПИ, но их реальные интересы лежали в так называемом Южном Коридоре транспортировки туркменской нефти в Западную Европу для сведения к нулю российского доминирования на европейском рынке.

Одним выстрелом Россия убивает двух зайцев. Направляя туркменский газ ненасытным обжорам Южной Азии, (Индия потенциально один из двух или трёх основных потребителей энергии в грядущие десятилетия) Москва, с одной стороны, подрезает евро-азиатскую энергетическую стратегию США в вопросе поставок газа в Европу, и в тоже самое время, не противостоя туркменскому газу, удерживает своё положение на европейском энергетическом рынке.

У самого большого вопроса ТАПИ есть два аспекта. Во-первых, сомнения в отношении туркменских энергетических запасов. Однако, подтверждение на прошлой неделе британского аудитора Гаффни из «Клайн и партнёры» о том, что Туркмения сидит на втором в мире по величине газовом месторождении Южный Иолатан полностью меняет сценарий. (Афганский президент Хамид Карзай помчался в Ашхабад, как только услышал такую новость). Огромное месторождение Южный Иолатан занимает 3 500 кв. километров — больше площади Люксембурга — и, по словам исполнительного директора британской аудиторской компании, «месторождение Южный Иолатан такое большое, что там можно вести несколько разработок одновременно».

Короче говоря, Туркмения доказала возможность соответствовать энергетическому спросу Китая, Индии и Пакистана на многие десятилетия вперёд, и ещё останется излишек для поставок в Россию. Перспективы для США шокирующие, если так называемый «энергоклуб ШОС» — идея 2005 года тогдашнего президента России Владимира Путина, чуть опередившая своё время — наконец станет приносить свои плоды.

...
В своих заявлениях Конгрессу посол Морнингстар придерживался дипломатического этикета и мягко отошёл от геополитики, сделав упор на детальном представлении евро-азиатской энергетической стратегии США, которую он определил, как смесь из продолжения эры Джорджа Буша с дополнительными новыми реалиями.
Принципиальные направления стратегии США можно определить в следующих положениях:

1. Стремление США быть глубоко вовлечёнными в европейскую энергетическую безопасность никогда не подвергались сомнениям, поскольку «Европа — наш партнёр по многим глобальным вопросам от Афганистана до Ливии и Ближнего Востока, от прав человека до свободы торговли».

2. США будут работать ради европейского «многообразия энергопоставок»: источников энергии и маршрутов транспортировки, равно как и видов энергии». Это означает «много поставщиков, много маршрутов транспортировки и много потребителей наряду с концентрацией усилий на альтернативных, возобновляемых и других чистых технологиях, как средстве увеличения энергетической эффективности». (США входит на европейский рынок в качестве главного экспортёра сланцевого газа, соперничающего с природным газом России).

3. Цель США — воодушевить Европу на разработку «сбалансированной и многообразной энергетической стратегии при многообразии источников энергии и разнообразии маршрутов доставки на рынок». (Читай — снижение зависимости от России, обеспечивающей треть европейского спроса на данный момент).

4. США будут содействовать и помогать центрально-азиатским странам и странам каспийского региона «найти новые пути на рынок». (Читай — обход территории России и российских трубопроводов.)

5. США будут подталкивать приватизацию энергетического сектора, и в пределах своих возможностей «создавать политическиеструктуры» на пост-советском пространстве, внутри которых «могут процветать проекты бизнеса и коммерции».

6. Приверженность администрации Обамы так называемому Южному коридору поставок природного газа в Европу с Каспия через Турцию и «потенциально другим источникам за пределами европейского юго-востока». Продвижение трёх различных европейских трубопроводов: Набукко, ИТГИ (транс-адриатический) и ТПА (Белый поток) — США «убеждены, что коммерческая ценность Южного коридора будет подтверждена. Решения о необходимых вложениях, вероятно, появятся к концу года».

7. Вашингтон уделяет особое внимание продвижению Туркмении (через Южный коридор) на роль основного поставщика газа в Европу.

8. США будут склонны интегрировать Балтийские государства в европейский энергетический рынок, чтобы те не остались восприимчивы к российским поставкам и/или политическому давлению.

9. США бросят вызов усилиям России стать монополистом в украинском энергетическом секторе.

10. Европа должна развивать единый рынок энергии, чтобы такие двусторонние отношения, как между Германией и Россией, или Италией и Россией, или Францией и Россией не возникали.

11. Европа должна сфокусироваться на развитии сланцевого газа, который может стать заменой российскому.

12. Европа должна взять на себя инициативу «установления и распределения функций энергетических компаний», чтобы застопорить усилия российского гиганта Газпром проникнуть вслед за потоком.

Евроазиатская стратегия США почти целиком направлена на «ограничение» исключительной роли России как европейского поставщика энергии и её огромного влияния на обладающие энергоисточниками страны Центральной Азии и Каспийского региона. Коэн говорил о будущей роли НАТО — хранителя безопасности не-российских трубопроводов, но неудивительно, что Морнингстар не упомянул об этой сомнительной идее, впервые высказанной администрацией Буша. Самый большой интерес представляет то, что Морнингстар ни словом не упомянул об осуществимости поставок энергии из Туркмении или стран центрально-азиатского региона в Южную Азию, хотя посетившие Дели дипломаты США неизменно проявляли живой интерес к ТАПИ. Выясняется, что США на сто процентов заинтересованы в европейской безопасности, т.е. — в разных путях осуществления поставок из каспийского, центрально-азиатского и ближневосточного регионов, а о ТАПИ всего лишь говорят.
http://inoforum.ru/inostrannaya_pressa/ssha_vdyhayut_zhizn_v_novuyu_holodnuyu_vojnu/
http://www.atimes.com/atimes/Central_Asia/MF07Ag01.html