?

Log in

No account? Create an account
 
 
08 October 2012 @ 09:15 am
ЮКОС-2: Об управлении компанией  
Оригинал взят в ЮКОС: Об управлении компанией.
Выдержки из интервью одного из бывших руководителей компании А.Голубовича, курировавшего вопросы стратегического развития.

О беспримерной эффективности управления, обеспечившей беспримерный же рост стоимости акций компании.
в: Можно ли сказать, что "ЮКОС" так ограждал от ограбления своих акционеров, но только иностранных, "нерезидентов"? При этом грабил российский бюджет и население?
о: Ну, во-первых, де-факто так и было. А во-вторых, иностранных-то акционеров под конец тоже всех грабанули. Сначала эта схема крутилась, надувала капитализацию. И вроде прибыль огромная. Потом выяснилось, что прибыль-то получена вот по такой налоговой схеме, что прибыли не должно быть, а с учетом штрафов ее и не будет. Все эти акции, нетто, ничего не стоят, их стоимость обратно вернулась туда, откуда все начиналось. Поэтому в итоге пострадали, конечно, и иностранцы тоже. Государство хотя бы забрало себе активы, а те, у кого были акции, те не получили ничего.

Об упомянутых в предыдущем абзаце налоговых схемах.
Деньги оказывались на зарубежных счетах и консолидировались по международным стандартам, как деньги "ЮКОСа". Иностранным акционерам всегда предъявлялся очень красивый баланс с огромной прибылью, а в России эти деньги проходили по региональным налоговым оффшорам - Мордовиям, Калмыкиям. И проходили по очень талантливо, как тогда казалось, придуманной схеме. Мы даже не нефть добывали, а некую субстанцию, не стоящую почти ничего... Когда нефть поднимается на поверхность, она вроде и не нефть - это смешанное с водой, с песком, нечто. Мы добыли "скважинную жидкость". И как только она появилась из-под земли, она продана уже. Она вот не нефтеюганская там, не томская, не самарская, она мордовская, например. "Скважинная жидкость" перепродается куда-то, попадает, как чья-то чужая нефть - не нефть нефтедобывающего объединения, - на НПЗ. Потом НПЗ получает тоже только за переработку и прибыль НПЗ - три копейки. Потом она точно так же в виде бензина чужого, не юкосовского как бы, а какой-то, как теперь это обозвали, подставной компании, попадает на бензоколонки. А потом получается, что, во-первых, налоги в тех регионах, где добыта нефть, платятся, как удобно "ЮКОСу". А во-вторых, цена бензина в Красноярске рядом с НПЗ выше, чем в Москве. Хотя вроде бы должно было быть совсем наоборот. А он там самый дорогой, потому что из Мордовии, оказывается, попадает, а не с этого самого завода.

Об инвестиционной политике и эффективных технологиях.
в: Насколько адекватно представление, что Ходорковский строил компанию, так сказать, вкладывая деньги в развитие, в новую технику, в добычу?
о: Инвестиции в производство, конечно, очень сильно выросли в послекризисный период. Но все-таки рост был, в основном не за счет эксплуатации месторождений с низким уровнем дебита. Я до своего увольнения, собственно, занимался поиском, покупкой месторождений. С тем, чтоб нарастить запасы на будущее - или снять сливки, где сейчас легко.
В нефтеперерабатывающие заводы никто не собирался вкладывать вообще. О том, что будет через 5 лет, - у меня ощущение, что был запрет на то, чтобы это обсуждать. Тархова, который за нефтепереработку в "ЮКОСе" отвечал до приватизации, уволили не за то, что он нелояльный или "из бывших". Его уволили за то, что он слишком долго, слишком занудно агитировал за инвестиции в нефтепереработку. И уволили всех, кто с ним работал, чтобы лишний раз не возбуждали эту тему. Самым большим весом обладала всегда и в "ЮКОСе", и до этого в банке "МЕНАТЕП" публика, которая контролировала "связи с общественностью", с чиновниками, и которые контролировала служба безопасности.

О благотворительности.
в: Ходорковский говорил о том, что надо переводить средства из гибралтарского офшора на случай "признания "ЮКОСа" преступной организацией в России или за рубежом". Он серьезно предполагал, что такой вариант возможен?
о: В среднем раз в месяц я, даже уже уволившись из "ЮКОСа", появлялся в офисе Ходорковского для дел, не связанных с управлением нефтяной компанией. В Жуковке, в месте под названием "Яблоневый сад". Это было что-то вроде неформальных заседаний акционеров "МЕНАТЕПа". В мае, по-моему, 2003 года меня поразила фраза Ходорковского: мы распределяем сейчас средства из гибралтарского "МЕНАТЕПа" в какие-то трасты, и вот, в частности, сделали траст, где будет лежать сначала 20 миллионов долларов - сейчас там, по-моему, уже 500 миллионов - для финансирования образования. Что в уважаемых британских университетах студенты из России смогут на эти деньги учиться. Я не слышал ни про одного студента, который бы на эти деньги там учился. Но тогда это был первый такой вот широкий жест, и кто-то спросил: "А что, мы прямо 20 миллионов долларов дарим студентам?" "Нет, мы дарим не 20 миллионов долларов, мы дарим проценты на эти деньги. Сами деньги наши, их как бы нельзя использовать без нас. И на всякий случай пусть они там будут, мало ли что. Ну, например, признают "МЕНАТЕП" преступной организацией не только в России, а во всем мире, вот оттуда можно деньги на юристов брать, чтобы оплатить юридические счета?".

Читать интервью целиком в Известиях: части [ 1 ]; [ 2 ].