?

Log in

No account? Create an account
 
 
12 July 2013 @ 09:15 am
spydell: Каналы ретрансляции QE в реальный мир  
Основной канал ретрансляций всех этих QE в реальный мир – это через кредит нефинансовому сектору и/или населению, что как бы в дальнейшим поддержит выпуск и занятость. Логика здесь достаточно прозрачная. Сверхдешевое фондирование и исключительно свободный и легкий доступ к ликвидности позволит банкам иметь развязанные руки в выдачи кредитов столько, сколько пожелают. Предприятия, ожидая растущего спроса берут кредит, под это производят расширение бизнеса, нанимают сотрудников -> занятость растет (безработица падает), выпуск продукции предположительно растет.

Но это все в буйном воображении теоретиков. В реальности все, конечно же сложнее. Как все выглядит на самом деле?

Публичные компании в США предпочитают привлекать ликвидность на открытом рынке, как в виде эмиссии акций, так и облигаций. По этой причине фондовый рынок имеет столь фундаментальную важность и ключевое значение в финансовой иерархии. В США банковскими кредитами в основном пользуются малый, средний бизнес и население. Корпорации имеют другую культуру.

Итак, почему трансмиссионные механизмы передачи ликвидности от банков к корпорациям перестали работать в контексте положительного эффекта для экономики США и улучшения занятости?

Во-первых, компании могут брать кредит, но учитывая свой транснациональный статус могут финансировать инвестиционные проекты за пределами США.

Второй момент. При избытке мощностей, недозагруженности мощностей и относительно низком удельном износе основных фондов компании могут быть крайне сдержанными в инвестициях, производят обновление лишь наиболее уязвимых областей, учитывая низкую отдачу даже по ставкам близким к нулю. Это как раз то, что происходит в Европе и США.

Третий момент. При стагнирующем спроса на национальном рынке нет никакого смысла в расширении мощностей, какими бы доступными не были кредиты.

Четвертое. При стабильно высоком кэш флоу, при высоком уровне наличности компании могут функционировать без привлечения заемных средств.

Пятое. Компании могут занимать на открытом рынке через эмиссию корпоративных облигаций, минуя кредиты. Это то, что наиболее активно происходит сейчас.



Смещение приоритетов произошло в середине 90-х, раньше кредиты были больше, чем облигации в задолженности по балансу.

Фактически, сейчас бум на рынке корпоративных бондов, где эмиссия происходит феерическими темпами. От декабря 2007 заняли 2.2 трлн на открытом рынке (+60% за 5 с небольшим лет)

Компании пользуются возможностью занимать под низкие ставки и в момент высокого спроса. Андеррайтерами выступают топ 10 мировых инвест.банков.

Как бы не оправдывался ФРС, трансмиссии QE в реальную экономику нет и не предвидится. Вне зависимости от напечатанной суммы, ликвидность будет абсорбироваться на финансовых рынках, а не в реальном бизнесе.

Если кто то по наивности считает, что малый и средний бизнес свирепствует в спросе на кредиты, то те ошибаются. В совокупности (весь бизнес США) не нарастил объем кредитов с 2007, а сократил, причем возвратного движения на прошлые максимумы нет.

С другой стороны, какая разница банку между кредитом или корпоративной облигацией, которые у них в активах? По сути и содержанию разницы никакой, т.к. все определяет дифференциал между доходной частью и фондированием с коррекцией на объем списаний, дефолтов.

Банк может компенсировать падение спроса на кредиты увеличением объема облигаций во владении. Другой способ финансирования бизнеса.

Но это не значит, что деньги полученные от эмиссии облигаций, корпорации направят на национальную экономику. В отчете по ВВП вы видели, что инвестиции компаний достаточно сдержанные, а инвестиции в недвижимость наименьшие за 30 лет. Куда же идут деньги? ответом на этот вопрос могут быть данные по прямым инвестициям американских компаний зарубеж.

Кризис никак не повлиял на темпы инвестиций, т.к. пока развитые страны харкали кровью, Азия бурно развивается и огромный рынок сбыта на просторах Восточной Европы в том числе, где западные корпорации расширяют бизнес. Поэтому рост капитальных инвестиций американских корпораций стоит воспринимать в контексте экспансии на внешние рынки сбыта, а не увеличения пропускной способности в США, где поляна пропахана вдоль и поперек. Отсюда столь омерзительные данные по занятости.

Собственно основные тенденции:
1. Ликвидность не идет в рост кредитования.
2. Деньги идут в долговое расширение по линии облигационного финансирования, как через гос.долг, так и через корпоративные облигации.
3. На корп.облигациях дуется знатный пузырь. Компании использовали редкую возможность финансироваться на открытых рынках по низким ставкам в момент высокого спроса.
4. Малый и средний бизнес в заднице, учитывая, что им закрыт доступ к открытому рынку, т.к. они не имеют статус публичных компаний со всеми вытекающими преимуществами.
5. Малый и средний бизнес практически не увеличил долговую нагрузку от дна. Оживление крайне слабое и неустойчивое. Сказывается давление гигантов и рост конкуренции, выживать становится сложнее, поэтому даже кредиты по низким ставкам становятся нерентабельными.
6. Лишь первичные дилеры имеют переизбыток ликвидности. Более мелкие банки в наихудшем положении за пол века.
7. Население практически деактивировано в кредитном энтузиазме.
8. Только крупные корпорации имеют ресурсы фондироваться на открытом рынке на приемлемых условиях.
9. Компании весьма сдержаны в инвестициях внутри США, но очень активно инвестируют за пределами США за ресурсы, полученные в первую очередь от эмиссии бондов.
10. Все это никак позитивно не отражается на уровне занятости в США и объеме инвестициях. Таким образом, насыщение системы ликвидностью никак позитивно не сказывается на экономике США
http://spydell.livejournal.com/502103.html

Комментарии в записи
- bay back своих акций американские корпорации активно проводят не залезая в свою кубышку кэша, а привлекая деньги на облигационном рынке. Это в свою очередь во многом объясняет рост фондового рынка в США с одной стороны, а с другой стороны показывает, что корпорации стремятся использовать дешёвое финансирование вовсе не для разогрева американской экономики, то бишь принимать на работу людей и расширять бизнес внутри страны, а с целью совершенно тактической - показать некий бухгалтерский рост и мнимое расширение.
При этом свою кубышку кэша корпорации стараются не трогать и предпочитают взять сегодня дёшево чужие деньги, понимая, что свои собственные деньги будут стоить завтра дорого, а значит их надо держать в кубышке.
- И кеш реальный - это стронг мани. Это дает уверенность компаниям в долгосроке, т.е. это их реальные перспективы в глазах реальных инвесторов.
- Вероятно по каким то причинам отдача от байбека с привлеченным деньгами по ставкам около 3-4% выше, чем если бы трансформировали кэш в выкуп акций. Тут надо предметно смотреть.
- размещение облигаций для байбэка не намного увеличивает общую долговую нагрузку корпораций и не сильно портит баланс, а зато капитализация растёт как на дрожжах!
Вот ведь вечный двигатель до поры до времени, когда минимальный рост пассивов обеспечивает взрывообразный рост капитализации. Я так думаю, что этот эффект КуЕ никто на самом деле заранее не предполагал. Во всяком случае, ещё года полтора назад даже не заикался о том, что КуЕ трансформируется в экспоненциальный рост фондового рынка, и никто не предполагал на самом деле, как быстро правильные пацаны перекуют КуЕ в капиталы.
- Впрочем, логика на самом деле стала понятной - при продолжающимся делеверидже, но при подпидке со стороны ФРС рост цен на активы обусловлен ожиданием на будущем росте, когда делеверидж снова перейдёт в стадию левериджа. Сейчас рост фонды зиждется на расширении денежной базы в надежде на последующий рост денежной массы. То есть - они диалектики, и считают, что произойдёт диалектический переход количества в качество.
То есть расширение денежной базы со стороны ФРс на самом деле вызвало эффект низкой базы по активам, и рост фонды сегодня - это всего-навсего попытка нивелировать низкую базу по активам, которая возникла из КуЕ. Растёт не фондовый рынок - это база подтягивается к увеличению денежной базы.
- Рост денежной массы - это последнее, чего они хотят, и всеми силами сопротивляются этому.
- Закон Додда-Франка, по которому запретили банкам скупать коммоды вызвал временное падение на рынках сырья. Иначе говоря, по сырью сегодня сформировалась тоже очень низкая база, но именно в силу запрета банкам формировать торговые позиции, а не в силу реальных потребностей экономик. И моё мнение простое - нет никакого конца бычьего рынка в коммодах. Есть стагнация на рынке связанная с запретом банкам скупать контракты на сырьё.
Как только правильные пацаны найдут обходные манёвры - всё полетит снова вверх.
- Это элементарно. Создается траст, инвестфонд, который вроде бы не зависит от головной компании, но в действительно может напрямую фондироваться от главного офиса. И все. Деньги есть.
- В чем фундаментальная разница между кредитами и бондами? В публичном и ликвидном статусе последних. В доступности массовому инвестору. Бонды котируются на бирже, легко продаются и покупаются, легко берутся и даются в залог. Хороший инструмент. А вот кредиты - вещь не такая ликвидная. На бирже не торгуются, легко их не продашь и в залог не отдашь.

Поэтому яйцеголовые банкиры и придумали кредиты перепаковывать в публичный долговой инструмент, типа МБС и АБС. Удобно перепаковывать нечто массовое и стандартизованное: ипотечные кредиты, кредиты по пластиковым картам, автокредиты, студенческие кредиты. Банки таким образом придавали своим активам ликвидный статус и могли их всегда быстро скинуть в рынок в обмен на кэш.

А вот кредиты малому и среднему бизнесу -- вещи уникальные и нестандартные. Каждый такой кредит заточен под конкретного заемщика. Собрать такие кредиты в пул и перепаковать в бонды трудновато.

Кстати еще есть очень мощная форма кредитования -- это leveraged finance. Кредиты под покупку или рекапитализацию компаний по схемам ЛБО/МБО. А также по рейдерским схемам. Это инструмент не для развития бизнеса, а исключительно для операций по корпоративному контролю. Огромный, кстати, кусок финансовой поляны. Почему здесь кредиты? Потому что сделки по смене контроля, по поглощениям, по захватам происходят быстро и кулуарно. Нет времени на размещение бондов. Все быстро надо провернуть. Плюс конфиденциальность. После сделок обычно кредиты замещаются бондами. Обычно джанк бондами, ибо компании перегружены долгом. Этим Милкен занимался. То есть данные кредиты имеют сущность бридж-финансирования.

Поэтому по данной форме финансирования цифры тоже в пользу бондов.

- поддержание ликвидности рынков по долговым инструментам было и есть жизненно важно для функционирования всей финансовой системы США. Здесь QE сыграло свою позитивную роль. Система насыщена деньгами, ликвидна и функционирует без видимой инфляции.

Разрушение рынка бондов сделало бы огромные слои долговых инструментов неликвидными, а значит сильно бы их обесценило, что разрушило бы все залоговые пирамиды. Одно это смерти подобно. С акциями, как более рискованными бумагами, так не церемонились. Дали упасть. Но долги - это святое в англо-саксонской системе ценностей.


- Отсюда значит, что рост доходностей по трежерис есть попытка скупить корпоративные бонды, кои в своей доходности повязаны на доходность трежерей.
- Нет, корпоративные облигации упали вслед за трежерис. А спрос на них формировался в основном с 2010 года. Думаю никто не скупал корп.бонды сейчас. Облигационный рынок завалили, чтобы подогнать бумаги для успешной реализации их в ФРС, когда нового долга не размещают

- Для эмитента негативные стороны облигаций в том, что
1. Нет возможности досрочного погашения
2. Нет возможности рефинансирования, только если это не бонды с плавающей ставкой на спец.условиях
3. При просрочке платежей по регламенту может быть объявлен дефолт по облигации
4. Слишком сложно договориться с инвесторами над изменением условий, тогда как в кредите обычно один банк участвует.

Но есть и положительные
1. Не требуются обычно залоговые требования.
2. Корпорация сама формирует условия эмиссии, чего нет в кредитах
3. Более гибкая схема финансирования
4. Процентные ставки обычно ниже, чем по кредитам.

- Сколько чудес финансовых можно себе позволить, если быть одновременно маркет мейкером, акций, облигаций и еще и кредиты выдавать конечным потребителям и самой фирме. Особенно, когда ликвидностью снабжают без ограничений.