iv_g (iv_g) wrote,
iv_g
iv_g

giovanni1313: "Силы" "безопасности" Ливии

Оригинал взят в "Силы" "безопасности" Ливии
Сейчас больше новостей из Египта - всем интересно, как там отдыхается нашим соотечественникам. Ну а я продолжу про Ливию. Тем более что события там развиваются по неблагоприятному сценарию. Вначале, конечно, о нефти.
Крупнейшие нефтеотгрузочные терминалы на побережье страны – Рас-Лануф, Эс-Сидр, Зутина, Марса аль-Харига – прекратили экспорт нефти из-за забастовок. В совокупности указанные терминалы могут обеспечивать свыше 70% ливийского экспорта нефти. Перспективы возобновления работы в ближайшее время остаются неясными.
Вскоре после того, как объемы нефтехранилищ на терминалах были заполнены, компании были вынуждены сокращать добычу нефти. Объем добычи на начало недели оценивался величиной 500-550 тыс. барр. в день, по сравнению с 1,5 млн. б/д в 1 кв. этого года. Сокращение произошло за счет экспортных объемов, которые сейчас оцениваются величиной лишь 300-340 тыс. б/д.

В прессу до последнего времени весьма скупо просачивалась информация о том, почему нефтеэкспортную отрасль поразила такая «эпидемия» забастовок, и чего же на самом деле хотят протестующие. Но отдельные фразы вызывают немалый интерес. Джон Хэмилтон (Libya Herald), со ссылкой на некоего ливийского полит. аналитика, сообщает : «…протест связан не только с уровнем зарплат и рабочими местами, но также является способом для активистов продемонстрировать свой, независимый, контроль над производством энергосырья на востоке Ливии… Политические группы, стремящиеся к автономии Киренаики, имеют свой интерес в блокаде экспорта, чтобы продемонстрировать силу на переговорах по конституции страны».

Контроль за терминалами берут вооруженные люди, которых не так просто причислить к работающему там персоналу. Цитата оттуда же: «остановки терминалов были произведены вооруженными группами, возможно, отвечающими за обеспечение безопасности предприятий». То есть как – «возможно»? Очень даже «отвечающими»! Эс-Сидр, Рас-Лануф и Марса аль-Харига были остановлены «Охраной нефтяных производств» («Petroleum Facilities Guard», PFG). А что представляет собой PFG? Это вооруженное формирование, созданное министерством обороны Ливии и непосредственно ему подчиняющееся. Цель существования этой организации – понятно, обеспечение безопасности нефтяных промыслов страны в нынешнее неспокойное время.

А еще PFG – это разношерстное сборище группировок с темным прошлым и весьма своеобразными представлениями об иерархии и дисциплине. Поэтому тот факт, что люди, которым поручено обеспечивать бесперебойную работу отрасли, вдруг решают эту отрасль прикрыть на месяц-другой, вас удивлять не должен. PFG, как теперь стало понятно, существует лишь в бюджетных планах – как получатель государственных денег на зарплату, технику, и, да, вооружение. Ну и еще в виде странички в фэйсбуке.

Дальше фэйсбука дело продвигается плохо. Группировки и формирования, существующие под «зонтиком» PFG, не особо прислушиваются к приказам минобороны и действуют в собственных интересах. А интересы в стране, разоренной революцией и с ВВП, который на 80% состоит из нефтегаза, естественным образом концентрируются вокруг добывающих и экспортных мощностей. Как водится, число желающих «обеспечивать безопасность» (читай - контролировать) несколько превышает количество «лакомых» нефтегазовых объектов. Поэтому бывает, что интересы группировок пересекаются – тогда дело решается стрельбой. Самый вопиющий случай произошел в конце июня. Одна из вооруженных групп, в обязанности которой входила охрана нефтедобывающих промыслов Шарара на юге страны, что-то не поделила с руководством PFG. Недолго думая, ребята собрались в Триполи и там попытались взять штурмом штаб-квартиру своей организации. В завязавшейся перестрелке были ранены шесть человек, в том числе трое случайных прохожих.

Премьер-министр недавно попытался сменить главу PFG. 30 июля на эту должность был назначен Р. М. С. Альсабри. Проработать ему в новой должности удалось, видимо, всего неделю. 6 августа на упомянутой фэйсбук-страничке (официальной информации нет) появилось объявление о том, что у PFG теперь новый глава – Э. Абохамада. Возможно, перестановка связана с назначением нового министра обороны (о чем чуть ниже). И остается только гадать, как связана новая волна забастовок со сменой руководства «Охраны нефтяных производств».

Вчера премьер-министр, видимо, потеряв терпение, заявил наконец на весь мир, что целью забастовок является продажа нефти в обход «Государственной Нефтяной Корпорации». А означает это ни много ни мало угрозу выхода Киренаики из-под власти триполийского правительства. Зейдан был настроен решительно и объявил всем потенциальным покупателям восточно-ливийской нефти, что «остановит любыми средствами» танкер, который попытается зайти на погрузку в бастующие порты. Под «любыми средствами» премьер понимает армию, ВВС и военный флот. Так что все очень серьезно. Фактически объявлена частичная блокада «протестующих» портов, и продолжатся она будет либо до мирного разрешения ситуации, либо до физического захвата территорий терминала силами триполийского правительства. Последнее крайне маловероятно, первое, впрочем, тоже имеет нерадужные перспективы.

Принимаются попытки зайти и с другой стороны. Сообщается о «делегациях, отправленных правительством» на терминал Марса аль-Харига с «чемоданом» налички. Но пресловутый «осел, груженый золотом» не сработал, видимо, предложено было слишком мало. Порт по-прежнему не производит экспортных отгрузок. «Есть вещи, которые нельзя купить…», да.

Впрочем, для этого терминала список проблем не заканчивается на неуступчивой «охране». Arabian Gulf Oil Company (Agoco)– оператор терминала и связанных с ним системой трубопроводов нефтяных месторождений – находится в управленческом кризисе. Руководство компании добивается большей автономии от Государственной Нефтяной Корпорации Ливии (National Oil Corporation, NOC). А та, в свою очередь, пытается убрать директора Agoco А. аль-Магбри и поставить на его место кого-то полояльнее. На площадках Agoco, тем временем, творится (вполне ожидаемый) бардак, что с технической стороны, что с организационной. Мы такое проходили в 90-ых годах. Фактически из всех месторождений компании добыча на 14.08 велась только на площадке Мессла, в объеме 50 кб/д. Для сравнения, в 2010 компания добывала (на всех площадках) 400 кб/д.

Такой низкий уровень добычи порождает проблемы не только для иностранных потребителей ливийской нефти, но и для самой страны. Крупнейший ливийский НПЗ, находящийся в г. Рас-Лануф и способный покрыть все нынешние потребности страны в нефтепродуктах, имеет запасы сырья только на 5 дней работы. Завод, правда, сам в последнее время простаивал больше, чем работал – то по техническим причинам, то опять забастовки. Даже если предположить, что будет обеспечена дальнейшая бесперебойная работа НПЗ, текущие объемы добычи не смогут обеспечить производство топлива в необходимом количестве. Небольшой НПЗ под Тобруком тоже не работает, соответственно на востоке Ливии может встать проблема с недостатком ГСМ.

Помимо «охраны», проблемы нефтяным промыслам создают и малые народности – племена берберов и тубу. Кочевники осознали, внезапно, что «снимать сливки» с нефтяных компаний намного круче, чем пасти овец и доить верблюдиц. Так, именно конфликт с местными племенами тубу стал причиной остановки добычи на месторождении Эль Филь (Элефант). К счастью, по последним данным, добыча на площадке вновь запускается.

Продолжающиеся перебои с поставками нефти наносят огромный ущерб экономики страны. И ВВП, и практически вся экспортная выручка, и почти весь государственный бюджет – углеводороды. Несложно посчитать потери страны от продолжающихся неурядиц: порядка 100 млн. долл. в день.

Тем временем, 6 августа в должность вступил новый министр обороны Ливии – Абдулла аль-Синни. И практически сразу взялся за дело. За несколько дней было мобилизовано более тысячи единиц техники, которая заняла позиции в Триполи и его окрестностях. Собственно говоря, по какому поводу ажиотаж? «Шаг сделан для того, чтобы защитить <столицу> от сил, желающих нарушить стабильность или планирующих силой навязать свою волю Конгрессу и правительству», - туманно формулирует Libya Herald.

Мобилизованные вооруженные формирования представляют собой структуру «Ливийский щит». Командует этими «силами безопасности» Мухаммед Муса, в основном личный состав собран из окрестностей городов Мисрата, Хомс и Бени-Валид. По большому счету, это те же самые дядьки с «революционным прошлым», что и в случае с «Охраной нефтяных производств», только с более очевидным исламистским уклоном. Журналист NY Times так описывает одного из полевых командиров «Щита»: «… он не скрывал своего тихого презрения к центральному правительству и регулярной армии как к пережиткам эры Каддафи… Несмотря на свою подчиненность начальнику штаба, г-н Бин Хамид явно не желал прощаться со своей вновь обретенной независимостью. Он критиковал недавние усилия ливийского спецназа занять контролируемую им территорию. А в прошлом месяце (май 2013 - Giovanni) Бин Хамид вместе с союзными отрядами взяли парламент и несколько министерств в осаду, требуя, чтобы был принят закон, запрещающий занимать государственные посты чиновникам, работавшим при Каддафи. Затем они стали требовать отставки премьер-министра Али Зейдана».

Жители Триполи вряд ли воспринимают «Ливийский щит» в качестве защитников. Вряд ли кто-то из триполийцев не знает о трагических событиях в Бенгази, произошедших два месяца назад. Тогда демонстрация протеста перед штаб-квартирой формирования за считанные секунды превратилась в ожесточенную перестрелку. Погибло около 30 человек, семь десятков получили ранения. Поэтому, учитывая специфику этих «сил безопасности», неслучайно в заявлениях властей через каждое слово повторялось: «передвижения выполняются по приказу минобороны», «операция не направлена против какого-то города», «в Триполи только те бригады, которые получили прямой приказ». Короче, это не рейд боевиков, а запланированная операция правительства. Видимо, для ливийского обывателя разница не такая уж и большая.

Так что там насчет «сил зла»? Ответ. сек. ливийского Высшего Революционного Совета Мухаммед Шабан рассказывает: «Угроза государственного переворота была очень реальной». Ему вторит неназванный источник из военных кругов: «Мы узнали о планах разогнать Высший Революционный Совет». Кто же именно посмел посягнуть на Революцию, и что планируется с этими гражданами делать, не уточняется. Это максимальный уровень конкретности, который доступен из официальных источников.

Можно рассматривать и вариант, что «угрозы переворота» на самом деле не существовало. Но тогда и другие поводы тоже не тянут на масштабную мобилизацию. Так, была атакована и разграблена военная база в 27 км от Триполи. Еще в начале августа были стычки между вооруженными группировками из городов Зинтан и Мисрата. Ничего экстраординарного, обычные суровые ливийские будни. Non-events.

Тогда единственная цель упоминания «угрозы переворота» - оправдание «экстренности» выдвижения вооруженных формирований в Триполи. И понадобилась «экстренность» для того, чтобы решение было принято в обход Конгресса. Потому что Конгресс никогда бы не согласился на ввод «Ливийского щита» в столицу. И дело не только в том, что сознание ливийского народа деградировало до феодального уровня, и «нашествие» нескольких тысяч вооруженных людей из Мисраты было бы чревато провокациями вроде той, что случилось в Бенгази. Просто у многих влиятельных людей в Конгрессе существуют свои подконтрольные (более-менее) «силы безопасности», и вновь прибывшим подразделениям они совсем не рады.
В таком случае шаг, предпринятый главой Конгресса Н.А. Сахмайном, министром обороны А. аль-Синни и начштаба минобороны А. аль-Обайди, ставит эту группу в неявную конфронтацию с другими членами Конгресса.

Самый интересный момент состоит в том, что основная задача, стоящая перед аль-Синни и аль-Обайди, – создание регулярной, надежной и полностью контролируемой армии. Предыдущий министр получил отставку именно за то, что у него не было никаких успехов на этом поприще. Новому министру на создание армии выделено ни много ни мало – шесть месяцев. На этом фоне первые шаги министра в должности смотрятся весьма и весьма неоднозначно. «Ливийский щит» - организация, которая должна быть полностью расформирована в ходе создания регулярных вооруженных сил.

Надо отдать должное полковнику Мухаммеду Мусе – пока не поступало никаких сообщений о конфликтах из-за присутствия «Ливийского щита» в городе. Но это объясняется тем, что основной состав прибывших в Триполи подразделений из Мисраты – родного города Мусы. Дисциплина этих бригад вопросов не вызывает.
Тем не менее, сложно сказать, во что выльется скрытый конфликт между Сахмайном и его влиятельными коллегами по Конгрессу. Новому министру обороны и начальнику штаба необходимо оперативно и решительно предпринимать меры по созданию армии. Тогда у Сахмайна появится серьезный аргумент в политической борьбе, а жители Триполи получат наконец хоть какие-то улучшения в безопасности. Пока же ситуация остается шаткой и есть вероятность очень неприятных провокаций.
Tags: giovanni1313, Африка северная, Ливия, война, истории, нефть добыча текущая, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments