Category: отзывы

Киргизия: Особенности горнодобывающей отрасли

Кыргызстан богат горами и залегающими в них полезными ископаемыми. Иностранные инвесторы готовы вкладывать средства в горнодобывающую отрасль страны, но их отношения с местным населением все чаще складываются по принципу «умный на гору пойдет, умный трактор заберет».
Collapse )

Баранта́, барымта́ – истор. набег с целью угона скота у обидчика или у его родичей, причём часть скота шла на убой и расходовалась без всякой бережливости.

Прекрасная иллюстрация к восприятию частной собственности тамошним населением: частная собственность – это что-то такое, что по недоразумению, до первого грабежа, почему-то считается принадлежащим тебе. Но погоди: скоро станет моё.
http://yesaul.livejournal.com/700830.html

Forbes.ru: Тот самый Тимченко: первое интервью богатейшего из друзей Путина. 1

Один из самых таинственных миллиардеров путинской эпохи Геннадий Тимченко рассказал Forbes об отношениях с Путиным и Сечиным, связях с «Сургутнефтегазом» и истории создания Gunvor









Collapse )
— Но стали-то миллиардером?
— Извините, но если вспомнить о чековых аукционах, скажите — за какие деньги олигархи 1990-х получили все свои компании? За десятки, сотни миллионов. А сегодня сколько они имеют? Миллиарды. То есть произошло кратное увеличение. Вот и у меня все то же самое, только я никогда ничего не приватизировал. Даже «Кинэкс» приватизировали мои партнеры, когда я был за границей, а я свою долю купил потом на вторичном рынке. Я в нефтяном бизнесе с 1987 года. Что вы думаете, я за эти 25 лет не мог денег заработать?
Collapse )
В 1987 году Рыжков издал постановление, по которому около 70 предприятий получали право внешней торговли. Среди них был и тогда еще государственный «Киришинефтеоргсинтез» (Киришский НПЗ).
Collapse )
Так мы оказались единственной организацией в городе, которая могла торговать нефтехимией и реализовать квоты на экспорт нефтепродуктов.

— Вокруг распределения квот было много шумихи…
Квоты раздавали в Москве. Скандалы, конечно, были. У кого-то из чиновников потом нашли Рембрандта в кабинете, у кого-то — полный сейф наличных. Но мы в это не лезли, квоты выбивал завод, наша задача была только их реализовать. Помню, Собчак просил выделить нам квоту, чтобы достроить библиотеку на Московском проспекте. Продовольствия в городе оставалось на два с половиной дня, какая библиотека? Но нет, надо отдать ему должное, Собчак думал не только о хлебе насущном, библиотеку в итоге достроили.
Collapse )
— В 1991 году вы уехали в Финляндию, в 1999-м получили гражданство этой страны. А сейчас вы чей гражданин?
— У меня есть и российское, и финское гражданство. Но я всегда был российским гражданином по сути и по духу.

— Но налоги платите в Швейцарии?
— Да, я являюсь налоговым резидентом Швейцарии. Я очень долго платил налоги в Финляндии. И по российским меркам это было слишком много — больше 60% дохода. Через 10 лет я решил перебраться в Швейцарию, но не из-за налогов даже, а потому что хотел дать сыну хорошее европейское образование.

— А с налогами там все же как?
— У меня есть соглашение с налоговыми властями Швейцарии. Там работает система, при которой можно договориться о том, что вне зависимости от дохода на протяжении определенного времени ты будешь платить некую фиксированную сумму.

— Меньше 60% в среднем выходит?
— Поменьше, конечно. Скажу даже, значительно поменьше.

Collapse )
— Почему вы в Финляндию уехали?
— В 1989 году в Союзе разрешили создавать совместные предприятия с иностранцами. Их деятельность на несколько лет освобождалась от налогов. К нам с этой идеей пришли люди из «Союзнефтеэкспорта» (монополист по продаже нефти и нефтепродуктов в СССР. — Forbes). Так появился трейдер Urals. Его учредителями стали Киришский НПЗ, «Волготанкер» и шведская компания Sadko. Нас позвали на работу в ее «дочку» Urals Finland. Зарплата там была очень приличная, а работа — почти такая же, как в государственной организации. Кому переезжать в Финляндию, мы с Катковым и Маловым решали практически по жребию, уезжать я не особо хотел.
Collapse )
— Это правда, что идею создания Urals предложил бывший советский шпион Андрей Панников, которого выслали из Стокгольма?
— Это так. Но я не знал сначала, что он был разведчиком. Мы западную прессу в союзе не читали. А когда я познакомился с Андреем Ильичом, он работал в «Союзнефтеэкспорте» и я его знал как нефтяника.
В Urals работало несколько первоклассных специалистов из «Союзнефтеэкспорта», и их опыт и контакты очень нам пригодились. Но через пару лет мы уже были в состоянии вести все операции самостоятельно, и мои партнеры по «Кинэксу» выкупили у Urals финскую «дочку».
Collapse )

Россия: Десять лет сервисные компании не могут договориться с нефтяными

Интервью с президентом НО «Союзнефтегазсервис» Игорем Мельниковым

В своем стремлении слезть с «нефтяной иглы» государство не забывает о необходимости восстановления минерально-сырьевой базы. Минприроды разработало стратегию развития геологической отрасли, планируется создание государственной компании «Росгеология», готовятся поправки в закон «О недрах». Однако этого недостаточно, уверен президент научно-производственного общества «Союзнефтегазсервис» ИГОРЬ МЕЛЬНИКОВ. О перспективах инновационного развития нефтесервисной отрасли, неисполнительности чиновников и давлении нефтяных компаний на подрядчиков он рассказал в интервью корреспонденту РБК daily ЕВГЕНИИ КОРЫТИНОЙ.

— Игорь Георгиевич, как президент организации, защищающей российский нефтесервис, как вы оцениваете сейчас состояние отрасли?

— К сожалению, деградация продолжается, и этот процесс, несмотря на все наши попытки, даже не приостанавливается. Иностранные компании продолжают скупать самые лакомые куски. Но я оптимист и считаю, что направление на инновационное развитие и модернизацию, которое провозгласило руководство страны, дает надежду, что появятся условия для развития нефтесервиса.
Collapse )